Европейское средневековое сектантство и его языческие корни

курсовая работа

3. Происхождение и особенности древних сект

Теперь поговорим более конкретно о происхождении древних сект и влиянии на их деятельность язычества.

Борьба между церковью и сектами - постоянный фактор, но преобладание того или иного типа религиозной общности (во всех ее параметрах) в данной религиозной системе знаменует разные исторические моменты ее развития. Так, в множестве мессианистических сект, распространенных в Римской империи в первые века нашей эры, формировалось христианство как религиозное движение рабов, вольноотпущенников, бесправных слоев населения. В середине IV в. христианство стало государственной религией, церковью с ее характерным делением на клир и мир, догматизированным учением и т. п.

Это превращение произошло не вдруг и не просто как акт императорской политики, а было исподволь подготовлено развитием внутренних противоречий в христианских общинах, изменением их социального состава, постепенным складыванием церковных институтов. Это был новый, церковно-государственный этап в развитии христианства: "... Христиане, - писал Ленин, - получив положение государственной религии, "забыли" о "наивностях" первоначального христианства с его демократически-революционным духом". Клибанов А.И. - Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. с. 3

"Если же мы принадлежим к Церкви Христовой, то руководствуемся теми же понятиями, что и апостолы и святые отцы, а именно: Господь Иисус Христос, Сын Божий, оставил на Земле до Своего второго пришествия Церковь, устроили ее избранные Им Самим святые апостолы и передали (многое изустно) правую веру и благодать для совершения таинств своим ученикам (епископам и пресвитерам)" Св. Иоанн Дамаскин. "Точное изложение Православной Веры".. Проповедовать правую веру в Иисуса Христа и в Его Церковь приходилось среди последователей разных религий: Сам Христос учил иудеев, апостолы обращали иудеев, греков, римлян, армян, персов, эфиопов, египтян и даже индусов. Уже православные греки и римляне крестили все остальные европейские народы, в том числе и славян. И тогда были мировые и традиционные религии, но Апостольская Церковь эти качества не считала критерием истины и полагала, что все "язычники", то есть идолопоклонники, должны оставить свои заблуждения, перестать поклоняться бесам, прекратить кровавые жертвоприношения, оргии и исступленные ритуальные пляски.

Естественно, что все тогдашние мировые религии, и в первую очередь иудаизм, восприняли проповедь христианства крайне враждебно. Однако поскольку "готовых" христиан не было, становились ими бывшие иудаисты, гностики, зороастрийцы и идолопоклонники. Вольно или невольно они заражали Церковь своими верованиями и искажали христианское учение в той части, которая их не устраивала. И в первую очередь многих не устраивала сама Апостольская Церковь. С самого начала появились люди, не желавшие принимать учение и веру от апостолов и не стеснявшиеся самих себя провозглашать или Богом Саваофом, или Духом-Утешителем, или Христом Спасителем.

Первым сектантом был гностик Симон-волхв, упоминаемый в Деяниях святых апостолов. Он объявил себя "саваофом", а свою спутницу Елену - "богородицей" и создал свою собственную "церковь". За ним последовали другие. Так еще в I веке стали возникать подделки под христианство, фальшивые "церкви".

Основатели сект, или подделок под христианство, никогда ничего нового не придумывали. В организационном отношении они, как правило, просто копировали Апостольскую Церковь, при этом объявляя себя "саваофами", "духами-утешителями", "христами", а своих спутниц "пророчицами" или "богородицами". В теоретическом же отношении за основу брали наиболее близкое и привычное, "родное" исповедание, оформляли его с помощью христианских терминов и понятий и преподносили как новое "откровение". В практической области, то есть в ритуале, они воспроизводили привычные для всего населения Римской империи языческие обычаи и особенно увлекались воссозданием в своих общинах тайных мистерий с их посвящениями (инициациями), жертвами и бичеваниями, храмовой проституцией, плясками, прыжками и кружениями, способствовавшими достижению особых экстатических состояний, интерпретируемых как накатывание "духа".

Веками у границ Апостольской Церкви кипел этот огромный "котел" (или "чан") антицеркви, в который сливались потоки из разных мировых религий с приправой из христианских идей. В этой антицеркви не было единой веры, единой иерархии и преемственности священства, как в Апостольской Церкви. Но ее члены, несмотря на внешнюю разобщенность, имели одного и того же "духа". Все сектантские общины сообщались друг с другом, все последующие возникали из недр предыдущих, то есть "генетически" были связаны.

У язычников за тысячелетия были выработаны сложные ритуалы: для народа - процессии с плясками, прыжками и факелами; для интеллектуальной элиты - мистерии, куда допускались только посвященные. Это деление из язычества перешло и в сложившуюся на его почве антицерковь, поэтому здесь различают "народную религию Свободного духа" и "масонство" - для особо посвященных. Чисто языческих сект с явным идолопоклонством в христианском мире не было, но язычество во все времена и в среде всех народов было питательной почвой для двоеверия, когда внешне исповедуемое христианство уживалось с привычными "старыми" ритуалами и "народными" праздниками. Практика языческих жертвоприношений путем сожжения на кострах живых людей, младенцев или животных в быту постепенно сменилась сожжением чучел, но в тайных сектах древние языческие ритуалы воспроизводились полностью. Древние мистерии были неразрывно связаны с гностицизмом, и в общем котле гностических сект их учения и обряды сохранились до нашего времени. Учение сохранило поклонение сатане, обряды - способы достижения экстаза, состояния транса, когда на человека "дух накатывает" и он начинает "пророчествовать". Посвященным было известно, какой "дух" при этом овладевал беснующимися, но для новичков, чтобы их не отпугивать, сектанты все объясняли в привычных для христиан терминах и понятиях.

Одной из крупнейших сект такого рода были монтанисты - последователи крестившегося языческого жреца Монтана, который проповедовал во Фригии, одной из провинций Малой Азии, где процветал культ "богини матери" Кибелы. Монтан объявил себя "духом-утешителем" (параклитом) и в сопровождении двух "пророчиц" стал распространять учение о скором наступлении нового небесного Иерусалима. Местечко Пепузу (по которому монтанисты назывались еще пепузианами, а от "Фригии" - фригами) Монтан переименовал в Новый Иерусалим и в виду близкого наступления конца света потребовал от своих последователей строжайшего аскетизма (отказ от мяса, вина и брака) и строгого покаяния. С течением времени монтанисты воспроизвели многое из своего языческого опыта: безбрачие породило две крайности - блуд, убийство младенцев и скопчество, проповедь умерщвления плоти привела к самобичеваниям и разным способам самоистребления (самоуморение голодом, самозаклание и самосожжение). Конкретные исследования современных религиозных верований (методика, организация, результаты), М., 1967;

Монтанисты, как и многие секты с языческим корнем, практиковали прием новичков с кровопусканием, ритуальные пляски для достижения экстаза путем быстрых и долговременных прыжков, тряски, кружения. Они не пили вина, но вместо этого упивались "духовным пивом". Во время радений сектанты испытывают особого рода наслаждение и добиваются такого состояния, когда, как они считают, получают дар пророчества и вступают в непосредственный контакт с духом. Этот дух вселяется в них, и они уверяют себя и любознательных религиоведов, что это Дух Святой. Секты, практикующие подобные психомоторные способы, чрезвычайно распространены, потому что их радения сродни любому наркотику: раз его испытавшие уже не могут от него отказаться.

За неимением места не будем перечислять все иудействующие, гностические и мистериально-языческие секты первых веков христианства. Скажем лишь о том, что к концу III века все они слились в один "котел" под названием манихейство. "Мани" по-персидски - "дух-утешитель". Так называл себя основатель этой мировой антихристианской религии перс Сураик, отец которого был жрецом-зороастрийцем (а значит, крайним дуалистом), и так звали его поклонники. Сураик не признавал божественности Иисуса Христа и считал Его простым человеком (как и иудаисты и гностики). Он учил, что "христы" могут являться не раз (он, как буддисты и гностики, верил в переселение душ). Дьяконов М. М., Очерк истории древнего Ирана, М., 1961

Мани был казнен в Персии, и ни в одном народе, ни в одном государстве манихейство не стало государственной религией. Та смесь иудаистских, гностических, парсийских и языческих учений и ритуалов, которая была создана манихеями, устраивала многих людей среди недавно крещенных народов. Возможно, это были люди определенного психологического склада: они не хотели подчиняться церковной иерархии, выстаивать службы, каяться в грехах и считать себя грешными и потому охотно вступали в манихейские общины, где все считались "чистыми" (по-гречески - катарами). В этих общинах они удовлетворяли свои потребности в "духовной жизни", как они ее понимали. Коллективное кружение, бичевание (хлыстами и палками), прыжки и тряски приводили их в исступленное состояние, когда они "получали духа", и он через них "пророчествовал". Это давало уверенность, что ты не грешен, а "свят" и "спасен", "чистый", "белый", "совершенный", в отличие от прочих, "грязных" и "падших".

Манихеи (так же, как и гностики) требовали от своих последователей наистрожайшего аскетизма: полного отказа от мяса, вина и брака. В основе этого требования лежала глубокая вера манихеев (и гностиков) в то, что материя и плоть человека созданы злым богом, сатаной, и только душа дана Богом благим, который создал "мир невидимый". Манихеи (и все сектанты, произошедшие из этого корня) гнушаются творением Божиим, потому что не верят в Единого Бога-Творца, Вседержителя. Они считают, что "видимым миром" (и плотью человека) управляет сатана (или антихрист), а потому плоть нужно умерщвлять. Брак - "утеха плоти". Рожать детей - значит множить творение сатаны. Поэтому в их среде распространилось скопчество, а также практика самоистребления (пощением до самоуморения), интерпретируемая как своего рода искупительная жертва. У манихеев было три крещения. Они называли себя "истинными христианами" и в эпоху гонений шли на добровольное мученичество, которое Церковь Христова осуждала.

Апостольскую Церковь манихеи не признавали и разработали учение о том, что Церковь "испорчена, что в ней господствует сатана", что ее священство "безблагодатно" и таинства "мерзостны". Они были против иконопочитания.

Название основанной Сураиком-Мани религии исчезло, но это не значит, что исчезли манихеи. Они вот уже 1600 лет воспроизводятся в виде сект под разными названиями, сект, члены которых вряд ли знают о манихействе, но тем не менее тщательно хранят эту "религию". В IV веке в среде манихеев появились проповедники усиленной молитвы ("месса" по-сирийски, "евха" по-гречески). От этих слов они получили название мессалиан или евхаитов, а также экстатиков, потому что на своих собраниях они добивались состояния экстаза. Манихеи-мессалиане были популярны именно в монашеской среде, где так ценится молитвенный труд. Ангелов Д., Богомильство в Болгарии, пер. с болг., М., 1954, стр. 12

C VII века манихеи стали называться павликианами - по получившей в их среде огромную популярность проповеди некоего Константина из города Самосаты (Южная Армения). Его мать была манихейкой, а в Самосатах с начала II века сохранилась община древней гностической секты Маркиона. Константин обвинил Апостольскую Церковь в "порче", отверг Евангелия и признал только Послания апостола Павла. Затем назвал себя Павлом, и потому его последователи-манихеи стали называться павликианами. В качестве павликиан манихеи получили будто второе рождение. В борьбе с Церковью и византийскими императорами (Империю павликиане трактовали как "царство антихриста") они объединились с внешними врагами Империи и в течение последующих веков постоянно нападали на ее границы. Наконец в 971 году император Иоанн Цимисхий переселил беспокойных павликиан с восточной границы на северные, во Фракию, где жили болгары.

Манихеи-павликиане тут же стали распространять свое антицерковное учение, и очень скоро вся Болгария была охвачена этой гностико-манихейской сектой. В Болгарии их стали называть богомилами, как предполагают, по имени попа Богомила. Богомилы унаследовали от павликиан не только "учение об антихристе", то есть то, что он "господствует в Церкви", но и патологическую ненависть к "грекам", которые, мол, "испортили" Церковь и с которыми нужно бороться насмерть. Что богомилы и делали в течение многих веков. Там же, стр. 33 Этой нелюбовью к "грекам" богомилы заразили и русских людей, что проявилось у стригольников, уже в XIV веке.

Богомилы распространились на запад и восток, от берегов Черного моря до Атлантики. В Киевской Руси дважды на церковных Соборах осуждалась богомильская ересь (Адриан Скопец в 1004 году и Дмитр в 1123-м). В XIII веке весь юг Европы был покрыт столь густой сетью общин манихеев-богомилов, что трудно было бы некоторые города и села считать христианскими. В XIII-XIV веках по дорогам Италии, Франции и Германии, по городским улицам двигались процессии обнаженных бичующихся (флагеллантов-хлыстов). Иногда они останавливались, чтобы совершить радение: становились в круг, хором пели гимны - "распевцы" и затем с пением и стонами двигались по кругу, бичуя себя ремнями. В этих гимнах пересказывались популярные в среде всех богомилов апокрифические сказания о Христе и Богородице, где Спаситель изображался безжалостным карающим богом, требующим жертв и угрожающим казнями. Как мы увидим из дальнейшего изложения, именно так воспринимал Иисуса Христа русский философ В.В. Розанов в 1911 году.

Академик А.Н. Веселовский пишет: странники-богомилы имели влияние на наших странников-слепцов (калек), которые веками бродили по дорогам России и пели "духовные стихи" (те же гимны флагеллантов), основанные на тех же апокрифических сказаниях. Веселовский А.Н. -Калики перехожие/"Вестник Европы", 1972 - 04 "Отреченные", то есть запрещенные Церковью, книги приходили на Русь все из той же Болгарии, переписывались "заволжскими старцами" и сохранились во многих списках в монастырских книгохранилищах. "Словарь книжников", вып. 2, ч. 1-2 (статьи об Апокрифах, о монахе Кирилло-Белозерского монастыря книгописце Ефросине) Раз был "самиздат", должны были быть и тайные диссиденты (так в Англии в XVI-XVII веках называли отступников от Церкви). Можно ли сомневаться в том, что богомильство, распространяясь на запад и охватив пол-Европы, не распространялось на восток, в родственную славянскую страну? Псковские стригольники (XIV век) были богомилами, и дальнейшие события показали, что богомильство пустило на православной Руси корни. После двухвекового подпольного существования оно проявило себя открыто в первой половине XVII века, когда целая когорта хорошо подготовленных агитаторов распространяла его в Поволжье.

В Европе манихеи-богомилы распространялись по сети ремесленного цеха ткачей, поэтому во Франции так и назывались - ткачами (позднее альбигойцами). Заметим, что склонность к ткачеству передалась и русским манихеям: почти вся текстильная промышленность России до революции находилась в руках сектантов. У французов, видимо, принято называть секты по тому цеху, в котором распространяются сектанты, что вызывает дополнительную путаницу, потому что в названии ремесла нет указания на религиозную ориентацию. Христианство. Энциклопедический словарь, тт. 1-3. М., 1993-1995

Параллельно с богомилами-ткачами, рядившимися под христиан, в Европе стала распространяться еще одна сатанинская, люциферианская секта по цеховым общинам - франкмасонов, то есть мастеров-строителей, работавших с мягким (франк) камнем (масон). За разглашение тайны члену этой секты грозила смерть, и угроза исполнялась неукоснительно, поэтому секте очень долго удавалось скрываться. Эти сектанты имели те же корни, что и манихеи, они дополняли друг друга.

Одна секта (манихеи-богомилы) была "демократическим" вариантом и предназначалась для "народной религии Свободного духа". Ее члены - крестьяне и ремесленники - были организованы в общины, управляемые выборными "совершенными". Хотя и у них была со временем устроена иерархия наподобие церковной, вплоть до "патриарха" в Болгарии, управлявшего всеми богомилами южной Европы. Другая секта, со времени своей легализации (XV век) получившая название масоны, была более элитарной и построена по иерархическому принципу, с огромным числом степеней - градусов. Ее членами становились те, кто вскоре был назван в Европе "третьим сословием" или буржуазией, они, собственно, стали устроителями удобной для себя "протестантской" псевдорелигии и организаторами истребления монархий и монархов. Первую процедуру масоны-протестанты назвали Реформацией, а все последующие - великими революциями: в Англии в 1649 году (казнен король Карл I), во Франции - в 1789 году (казнен король Людовик XVI), в России - в 1917 году (убит император Николай Александрович).

Во всех этих делах самым активным образом участвовали управляемые и вдохновляемые сектантами-масонами их "меньшие братья" - ткачи и карбонарии. Каменщики, ткачи и угольщики, если придерживаться их "родословной", - манихеи-богомилы. Связь между этими двумя сектами, из которых одна изображала себя христианской, а другая на тайных собраниях практиковала поклонение сатане, была всегда самой тесной и никогда не прерывалась. Поэтому там, где мы замечаем народные секты манихеев, там должны разыскивать и масонов, и наоборот.

Итак, мы прошли утомительный и малоприятный путь от первой секты гностика Симона-волхва, через эпоху слияния всех тогдашних мировых религий (иудаизма, парсизма, языческих мистерий) в одном "котле" манихейства в III веке, затем проследили, как манихеи-павликиане в конце X в. перебрались в Болгарию и вскоре оккупировали весь юг Европы, где остались в памяти потомков под самыми различными названиями (армяне, болгары, патарены, катары, альбигойцы). Вскользь упомянем о том, что им удалось возродить (эпоха Возрождения) любезное сердцу язычество (эллинский классицизм), и оно под названием "гуманизм" навеки украсило их детище - европейскую (антихристианскую) культуру, заменившую собою ненавистный христианский культ. Гуманисты воспитали Лютера, Кальвина и Цвингли, чтобы из слишком экзальтированной "народной религии Свободного духа" они создали респектабельную и удобную для буржуазной психологии псевдорелигию.

Делись добром ;)