Кормчая книга на Руси как источник церковного права

курсовая работа

Глава 2. Церковно-правовая ситуация на Руси в XVII-ом веке

церковный кормчий книга никон

XVII-ый век открывается Смутой в Московском государстве. И Смута была не только политическим кризисом и не только социальной катастрофой. Это было ещё и душевное потрясение, в котором переродился сам народ. Из Смуты он выходит изменившийся, встревоженный, по-новому впечатлительный и очень взволнованный.

Но XVII-ый век уже был веком преобразований. “Об «исправе» в это время открыто говорят самые упорные охранители и ревнители старины. Даже они чувствуют и признают, что уже нельзя прожить одной инерцией предания или привычки” Прот. Г. Флоровский. Пути русского богословия. Париж, 1937. С. 58..

И нельзя, конечно же, не сказать, что это была эпоха встреч и столкновений с Западом и Востоком. История русской жизни в это время становится как-то особенно запутанной и пёстрой. Начинается постепенная, противоречивая и подчас незаметная трансформация средневековой Руси в Россию Нового времени. В экономической сфере шёл процесс укрепления феодально-крепостнических отношений, завершившийся оформлением общегосударственной системы крепостного права в Соборном Уложении 1649 года. “Частновладельческие церковные крестьяне были крепостными, дворцовые занимали промежуточное положение между ними и феодально-зависимыми государственными крестьянами, но всё же ближе были к крепостным. Крестьяне не представляли собой однородной массы ни в сословном, ни в социальном отношении: значительная часть их считалась «бобылями»… После хозяйственного разорения страны в начале XVII-го века бобыли не облагались тяглом” История крестьянства в России с древнейших времён до 1917 года. Т.3. Крестьянство периода позднего феодализма (середина XVII - 1861 гг.). М., 1993. С. 16. .

Но, с другой стороны, зарождаются элементы, ведущие к развитию всеросийского рынка, на базе которого окончательно происходит фактическое слияние всех областей, земель и княжеств в единое целое. Активно протекали процессы взаимодействия россиян с белорусами и украинцами, с народностями Поволжья и Сибири.

XVII-ый век - это также время мощных выступлений крестьян против власть имущих. Часто выступления эти переходили в городские восстания и крестьянские войны.

В первой половине XVII-го века, в условиях ослабления централизованного государства, характерна ведущая роль Земских Соборов в решении общерусских вопросов. Роль Боярской Думы в законотворчестве была достаточно велика. Большое политическое значение имела и Церковь, так как судопроизводство осуществлялось преимущественно на основании канонов Церкви, а Кормчая книга являлась основным источником права.

В период Земских Соборов первой половины XVII-го века, сыгравших немалую роль в подготовке церковно-гражданских постановлений и рассматривавших важнейшие вопросы внешней и внутренней политики страны, Кормчая не испытала существенного влияния на своём составе, так как после многочисленных непрерывных испытаний (дробление крестьянских поселений, насаждение иноземных традиций, реформа суда и т. д.) и в сфере церковного законотворчества наступило время осторожного освоения ситуации. “Московское законодательство этого времени носило казуальный характер, давало ответы на текущие вопросы, какие ставила правительственная практика, не касаясь самых оснований государственного порядка. Заменой закона в этом отношении служил старый обычай (обычное право), но когда этот обычай пошатнулся в связи с резким изменением самого государственного порядка, потребовалось заменить обычай точным законом” Николин А., свящ. Церковь и государство. М.: изд. Сретенского монастыря, 1997. С. 70..

…“С сентября 1648 г. по январь 1649 г. в Москве заседал двухпалатный Собор: в одной палате совещались царь Алексей Михайлович, Боярская Дума и Освященный Собор; в другой - выборные люди всех чинов Российского государства. Двухпалатный Собор составил Уложение, которое было напечатано в 1649 г. двумя тиражами по 1200 экземпляров в каждом” Цыпин В., протоиерей. Церковное право. С. 109..

Соборное Уложение 1649 года и вышедшая вслед за ним печатная Кормчая 1650 года имеют очень важное значение в истории церковно-государственных отношений и религиозной жизни России XVII-го века.

Появлению Уложения предшествовали вышеупомянутые городские восстания и крестьянские войны. Они вызвали к жизни необходимость кодификации отношений внутри государства и общества. Социальное напряжение в городах, вызванное ростом государственных повинностей, злоупотреблением властей и неравноправным положением перед лицом беломестцев, разрядилась волной выступлений. Главными требованиями горожан были: возвращение на посад дворов, перешедших в тягло церковных и светских властей, ограничение прав беломестцев и уравнение платежей государева тягла и различного рода сборов с хозяйственных объектов и земельных участков в посаде Маньков А. Г. Борьба посада с феодалами во второй половине XVII в. // Исторические записки. М., 1959. Т. 64. С. 217.. К ним добавились различные претензии на церковные имущества разного рода государевых служилых людей. Это обусловило появление новых тенденций в церковной политике государства в решении вопроса о церковных владениях-вотчинах, который был специально рассмотрен в XVII-й главе Уложения. Данная статья не лишала права собственности духовные власти и монастыри, а только прекращала расширение их владений. Но в главе XIX-й уже содержались нормы, предполагавшие и даже прямо предписывавшие такое лишение. Статья 1 этой главы устанавливала изъятие церковных вотчин, находившихся в Москве и около Москвы. Налицо было нарушение положений Уставов св. Владимира и Ярослава, правила 49-го VI-го Вселенского Собора и 12 правила VII-го Вселенского Собора.

Попытки секуляризации церковных земель предпринимались на Руси не раз, но не приводили к желаемому реформаторами результату. Последняя из них относится к 80-ым годам XVI-го века и, видимо, была на памяти поколения 1640-ых годов. Именно к документам тех лет обращались челобитчики, обосновывая свои претензии на церковное имущество.

“Ожесточение против богатств Церкви подкреплялось антицерковным протестом, восставшим на иной почве (например, движение капитоновцев, охватившее широкие слои крестьянского населения центральной области страны). Но он оказался как нельзя кстати тем, кому было важно заполучить церковное имущество, да и вообще ограничить церковное влияние на повседневную жизнь общества. Поэтому в результате сложения разнонаправленных социальных сил главный вектор оказался направленным в сторону ограничения имущественных и феодальных привилегий Церкви” Полознев Д. Ф. Место Церкви в государстве и обществе по Соборному Уложению 1649 года и Кормчей 1650 года. // Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим». М.: Северный паломник. 2002. С. 101..

Ввиду таких обстоятельств положение Патриарха Филарета было довольно затруднительное. Он, конечно, понимал, что правительство стремится освободить мало-помалу духовенство, монашествующее и мирское, из подсудности архиереям по делам недуховным и подчинить собственному суду, и как соправитель своему сыну-царю не мог или не хотел противиться этому намерению правительства. Но, с другой стороны, как Патриарх считал для себя неприличным покориться такой участи наравне с прочими архиереями. И “по его совету и прошению царь Михаил Фёдорович пожаловал ему 20 мая 1625 года грамоту, которой во всей патриаршей области духовенство, монастыри и церкви с их слугами и крестьянами во всяких делах духовных и гражданских, кроме «разбойных, татных и кровавых», во всяких исках на них, подчинены были управлению и суду Патриарха и обязывались платить ему различного рода церковные пошлины” Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Т.2. М., 1996. С. 371. .

Но значение Уложения этим обстоятельством не исчерпывается, оно зафиксировало новую политическую и правовую реальность в жизни общества, которая касалась отношений государства и Церкви, а шире - всей сферы религиозной жизни.

Если исходить только из самого текста закона, то, на первый взгляд, в нём учтены интересы Церкви. Достаточно указать, что 1-й главой Уложения стала глава «О богохульниках и церковных мятежниках», при том, что защита чести царя отнесена ко 2-ой главе. Этим, по существу, подчёркивается приоритетность вопросов веры, сохранения чистоты Православия для жизни Русского государства. Уложением предусматривались суровые уголовные наказания для богохульников - вплоть до смертной казни: “Буди кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русский человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на Честный Крест, или на святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допрями, и того богохульника обличив, казнити, зжечь” Уложение. М.: Печатный двор,1649. Ст.1..

Запрещалось также нарушать порядок во время богослужения, наносить оскорбления духовного сана, подавать в церквах прошения царю и патриарху и т. п. Заслуживает внимания тот факт, что Уложение сохраняет в силе такой элемент государственного права, как крестное целование, которое применялось при отсутствии других доказательств (гл. XIV, ст.8) В то же время оно исключалось из всех уголовных дел и из всех дел, которые принадлежали решению на основании крепостей и других документальных доказательств. Дело, решённое на основании присяги, не могло быть возобновлено. Крест целовать одному и тому же лицу разрешалось только три раза..

Однако тенденции в государственной политике в отношении Церкви определённо изменились. Государственная власть старается поставить церковные дела под свой надзор, ограничивает область церковного суда. Согласно XIII-й гл. Соборного уложения в 1649 г. учреждается Монастырский приказ - чисто государственное учреждение, которое должно было ведать взаимными исками духовных и светских лиц, тяжбными (т. е. спорными по вопросу гражданского права) делами для монастырей, монастырских людей и приходских причтов Зызыкин М. В. Патриарх Никон. Ч.2. Варшава, 1934. С. 261-262..

Учреждением такого суда для духовенства произведена была весьма ощутительная перемена в управлении нашей Церкви. Своим решением вопроса о церковных имениях Уложение быть угодным духовенству быть тоже не могло.

Уложение сформировало совершенно новую правовую ситуацию, выведя церковное право за рамки государственного законодательства и открыв путь к превращению его в право лишь одного из сословий - духовенства. “Царь активно вытеснял идею о Церкви как посреднице между ним и Богом. В целом взгляды Алексея Михайловича на отношения государства и Церкви развивались в русле подчинения духовной власти светской, до конца не завершённого в допетровской России” Азаркин Н. М. История юридической мысли России. Курс лекций. М., 1999. С. 91..

Реакцией духовенства на принятие Уложения стало издание в 1650 г. Кормчей книги. Это как бы возвращало ситуацию вспять, т.е. ко времени до Собора, утвердившего Уложение. Издание двух сводов - это ещё одна характерная для 1640-х годов попытка найти оптимальные пути регулирования отношений в обществе в новых условиях. Так, в Уложении декларируется основная цель его принятия: “Чтобы Московского государства всяким чинов людем от болшаго и меншаго чину суд и росправа была во всяких делех всем ровна” Уложение. Л.4..

Существует известие, что ещё и в 1654 г. царь Алексей Михайлович разослал воеводам на места выписки из Кормчей с предложением судить по этим законам уголовные дела Д. Ф. Полознев. Цит. соч. С.103. . Церковное право ещё не было совершенно отгорожено от светского, но принятие Уложения и издание вслед ему Кормчей указывало тенденцию ко всё большему разделению.

Глава 3. Печатное издание Кормчей книги редакции Патриарха Иосифа

С самого вступления на патриарший престол Филарет Никитич обратил своё внимание на печатание богослужебных книг, которое во дни междупатриаршества совершалось очень медленно. В 1620 г. типография была перенесена из Кремля, где была временно помещена после разорения её поляками, на своё прежнее место, на старый печатный двор на Никольском крестце, и имела уже семь печатных станов. Справщиками при ней являются люди более или менее образованные книжным учением и знакомые с грамматикой и риторикой, каковы были старец Арсений Глухой, старец Антоний Крылов, священник-ключарь Иван Васильев Наседка, или Наседкин, богоявленский игумен Илия, и светское лицо Григорий Онисимов.

При Филарете Никитиче вышло из Московской типографии больше книг, нежели сколько было напечатано их во всё предшествовавшее время от её начала.

Равным образом Патриарх Филарет не запрещал употребления и тех книг, которые печатались в разных литовских типографиях и были приносимы в Россию (правда, после 1627 г., когда была привезена в Москву из Литвы в значительном количестве экземпляров книга Кирилла Транквиллиона Старовецкого «Учительное Евангелие», на книги литовской печати Филарет свой взгляд поменял).

При преемнике Патриарха Филарета Иоасафе исправление и печатание богослужебных книг продолжалось прежним порядком и безостановочно. Судя по числу названий книг, их издано было не только не меньше, но даже больше, нежели при Патриархе Филарете, хотя последний занимал первосвятительскую кафедру на восемь лет больше Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Т.6. С.323. . Для выбора новых справщиков в 1641 г. потребованы были из всех русских монастырей в Москву «старцы добрые, и черные попы, и дьяконы житием воздержательны, и крепкожительны, и грамоте горазды», которые должны были явиться в Приказ Большого дворца государеву боярину князю Алексею Михайловичу Львову, заведовавшему Печатным двором Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империей Археографическою экспедициею императорской Академии наук. СПб.,1836. Т.4. №№ 396, 302..

20 марта 1642 г. состоялось избрание на патриаршество архимандрита Симонова монастыря Иосифа. Вступив на патриаршую кафедру, Иосиф постоянно заботился о строгом исполнении церковных уставов и узаконений как духовенством, так и мирянами. Главным делом, по которому патриаршество его остаётся памятным в нашей Церкви, было печатание книг. “На основании приходно-расходных росписей Печатного двора можно думать, что справщиками Печатного двора в последние годы правления патриарха Иосифа были: ключарь большого Успенского собора Иван Васильевич Наседка (в иночестве старец Иосиф), архимандрит Сильвестр (с сентября 1651 года), миряне - Шестой Мартемьянов и вологжанин Захарий Афанасьев, а с весны 1652 года - Захарий Новиков и Сила Григорьев” Николаевский П., священник. Московский печатный двор при Патриархе Никоне. // Христианское чтение. 1891. Ч.1. С. 151. .

7 ноября 7158 года “повелением благоверного и благородного государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Русии самодержца, по совету же и по благословению, в духовном чину отца его и богомольца, Великого Господина святейшаго Иосифа, Патриарха Московскаго и всея Русии” Кормчая. М., 1650. Л.646 об.. Напечатана она была по спискам Рязанской фамилии Цыпин В. А., протоиерей. Церковное право. С.93., т.е. с сокращёнными правилами и с толкованиями преимущественно Аристина. Текст близок к переводу св. Саввы Лашкарёв. Право церковное в его основах, видах и источниках. Киев, 1886. С. 218.. Относительно основного источника для оригинала Иосифовского издания Кормчей интересную догадку высказал В. Жмакин в журнальной статье «Поездка в Волоколамский монастырь»: “Оригиналом для Иосифовского издания была именно Кормчая митрополита Даниила” Жмакин В. Поездка в Волоколамский монастырь.//Древняя и новая Россия. 1880. №1. С.22..

Состав Иосифовской редакции Кормчей книги.

В начале печатного издания Кормчей редакции Иосифа находится «Сказание о седми Вселенских и девяти Поместных Соборах, где и когда были собраны». За ним следуют два предисловия:

«Предисловие сведшаго святая правила в 14 граней».

«Предисловие сведшаго правила яже по пятом Соборе, шестаго и седмаго, по сих приложшаго и сочетавшего с правилы, с апостольскими и с прежде бывших святых отец Соборы.

За предисловиями следует Номоканон Патриарха Фотия; в него включены только титулы (грани) с указанием канонов: «Титлы правил, сочетания и подобны (грань - словеньским языком - сочтание или совокупление)». Гражданские законы, помещённые в греческом Номоканоне под этими титулами, перенесены в 44-ю главу Кормчей.

Далее следует канонический Синопсис с толкованиями Аристина, а в некоторых местах - толкованиями Зонары и ещё одного неизвестного толкователя, состоящий из первых 37-ми глав Кормчей книги. Состав его следующий:

Гл. 1 - Правила святых апостолов, количеством 85;

Гл. 2 - Правила св. апостола Павла, кол-вом 17;

Гл. 3 - Правила святых апостолов Петра и Павла, 17;

Гл. 4 - «Святых апостол купно», 2 правила;

Гл. 5 - 20 правил I-го Вселенского Собора;

Гл. 6 - Правила Анкирского Собора, кол-вом 25;

Гл. 7 - Правила Неокесарийского Собора, 15;

Гл.8 - 20 правил Гангрского Собора, толкования помещены после всех правил;

Гл. 9 - Правила Антиохийского Поместного Собора, 25;

Гл. 10 - Правила Лаодикийского Поместного Собора, кол-вом 58;

Гл. 11 - 8 правил II-го Вселенского Собора с прибавлением «возглашения к императору Феодосию»;

Гл. 12 - Правила III-го Вселенского Собора, 9 правил;

Гл. 13 - 30 правил Халкидонского IV-го Вселенского Собора.

Гл. 14 - Правила Сардикийского Поместного Собора, кол-вом 21;

Гл. 15 - Правила Карфагенского Поместного Собора, 138 правил;

Гл. 16 - «Сотворшееся в Константине граде о Агапии и Гавадии, прящемася о престоле епископии Вострьскаго града, в царство Аркадия, сына Феодосия Великаго»;

Гл. 17 - Правила VI-го Вселенского Собора, «в Труле полатнем», количеством 102;

Гл. 18 - 22 правила VII-го Вселенского Собора.

Гл. 19 - Правила «перво-второго» Константинопольского Собора в церкви свв. апостолов, 17 правил;

Гл. 20 - 3 правила Константинопольского Софийского Собора;

Гл. 21 - «Святаго Василия Великаго от послания к Амфилохию Иконийскому и к Диодору, кол-вом 91;

Гл. 22 - «Святаго Василия Великаго, о времени согрешающих», 26 правил о сроках епитимий;

Гл. 23 - Святого Василия, о месте и времени покаяния;

Гл. 24 - «Василия Великаго к пресвитеру о божественней службе, и о причащении, и о нерадящих о запрещениих»;

Гл. 25 - Послание св. Василия Великого к св. Григорию Богослову «о монашеском строении»;

Гл. 26 - Святого Дионисия Александрийского об оставлении поста в Великую Субботу;

Гл. 27 - «Священномученика Петра Александрьскаго об отвергшихся во время гонения и паки кающихся», 14 правил;

Гл. 28 - «Святаго Григория Чудотворца о бывших в нашествии варвар», 13 правил;

Гл. 29 - «Афанасия Александрьскаго к Аммону мниху, о соблажняющихся в нощи» с прибавлением послания к Руфиану епископу, а также послание «о узаконеных книгах» (от 10-го праздничного послания);

Гл. 30 - «От словес о техже книгах» с прибавлением послания «святаго Амфилохия к Селевкию о техже книгах»;

Гл. 31 - Каноническое послание св. Григория Нисского к Литонию, епископу Милетинскому;

Гл. 32 - 15 правил Тимофея Александрийского «на собравшихся на Македония»;

Гл. 33 - «Феофила, архиепископа Александрьскаго, возглашению Богоявлению, наставшу в неделю», количеством 14;

Гл. 34 - « Кирилла, архиепископа Александрьскаго, от послания иже к Домну, 5 правил, и ины главы от других его посланий, к Евлогию Александрьскому»;

Гл. 35 - «Тогожде на Нестория о правой вере главизны», 11 правил;

Гл. 36 - «Сказаний божественных, писании святыми отцы, еже не поставляти на мзде во священныя чины», содержит в себе выдержки из канонических постановлений свв. отцов о недопустимости симонии (св. Василия Великого; окружное послание Геннадия, Конст. Патриарха и собора, собранного при нём (с перечислением лиц, подписавших епистолию; послание Конст. Патр. Тарасия к Римскому папе Адриану; ссылка на 4-ю кн. Царств; выдержка из толкования св. Василия Великого на кн. Исаии; выдержка из жития св. Иоанна Златоуста; 8 посланий Исидора Пелусиота к различным клирикам: епископам, одному пресвитеру, одному архидиакону и одному чтецу; «святых и благочестивых царей Василия, Константина, Леона, от осьмыя титлы, главы 13-ой» с прибавлением «ихже о завещании даемых поставляемому архиерею»; также 2 ссылки на толкования Свящ. Писания: 50-го зачала Ев. от Марка и 7-го зач. Ев. от Иоанна);

Гл. 37 - Послание Константинопольского Собора к Мартирию , еп. Антиохийскому о принятии еретиков.

Главы 38-41(а именно: гл. 38 - «царя Иустиниана, главы Софийской церкви, о рабех, прибегающих в церковь»-6 правил; гл. 39 - «Димитрия, митрополита Кизического о яковитех и охацыцарех» с прибавлением правил «о мессалианех, иже суть ныне глаголемии богомилы»; гл.40 - «Петра, архиепископа Александрийскаго к Бенетскому архиепископу, бывшему при Патриархе Константинопольском Алексии - об опресноках» с прибавлением послания «Леонта, архиепископа Болгарского»; гл.41 - «Блаженнаго Нила Черноризца послание к Хариклию пресвитеру, сурово нападающу на согрешающыя») составляют дополнение к Синопсису.

С 42-ой главы начинается вторая часть печатного издания Кормчей, содержащая, в основном, законы византийских императоров.

Гл. 42 - «От свитка божественных новых заповедей иже в божественном наследии царя Иустиниана различных заповедей» - канонический сборник Иоанна Схоластика в 87 титулах;

Гл.43 - «Новая заповедь благочестиваго царя Алексия Комнина, месяца июня, индикта 7-го в лето 6592, изложена хранителем полаты Вардой» - три новеллы о церковном обручении и браках, с прибавлением «воспоминания хранителя полаты Иоанна Фракисия»;

Гл. 44 - «От различных титл, рекше граней, Иустина царя, новых заповедей главы по избранию различны» - гражданские законы из Номоканона Патриарха Фотия;

Гл. 45 - «Избрание от ветхозаветнаго Моисеева закона», 50 глав;

Гл. 46 - «Закон судный людем, царя Константина Великаго» - болгарская компиляция, в основу которой легла Эклога;

Гл. 47 - полемическое сочинение «Никиты мниха, пресвитера монастыря Студийскаго, преклом Скифита, к латинянам об опресноцех»;

Гл. 48 - другое полемическое сочинение неизвестного автора, направленное против латинян - «О фрязех и прочих латинех»;

Гл. 49 - «Закона градскаго главы различны, в 40 гранех», полный перевод Прохирона;

Гл. 50 - «Леона, царя премудраго, и Константина верною царю, главизны о совещании обручения, и о брацех, и о иных различных винах» - Эклога с сокращениями;

Гл. 51 - «О тайне супружества, сиесть законнаго брака»;

Гл. 52 - византийские статьи на тему «о беззаконных брацех, сиречь о кровосмешении»;

Гл. 53 - «Изложение, рекше воспоминание бывшаго церковного соединения при Константине и Романе, овому убо царствующу, овому тогда цареву отцу саном почтену сущу» - “ Томос единения” (920 г.);

Гл. 54 - «Главы церковныя и вопросы правильныя, и ответы святаго Собора, бывшаго во дни преосвященнаго и Вселенскаго Патриарха Николы Константиня града, вопрошание Иоанна мниха и молчальника, иже во святой горе, и сущих с ним черноризец» - канонические ответы Патриарха Николая Грамматика;

Гл. 55 - канонические «ответи преблаженнаго митрополита Никиты Ираклийскаго, от Константина Памфилейскаго», относящиеся к концу XI-го века;

Гл. 56 - правило св. Мефодия, Константинопольского Патриарха (IX в.) о принятии в Церковь отпадших от Православия - «Святаго Мефодия, Патриарха Константиня града, завещание о отвергшихся и о оскверншихся различными образы и возрастом»;

Гл. 57 - не имеющее канонического характера «Правило иереом, иже не облачаютсяво вся священныя ризы, ли неразумием, или гордостью, или леностью» с прибавлением «правила святителя Иннокентия Милостиваго к попом»;

Гл. 58 - извлечения из правил Патриарха Константинопольского св. Никифора Исповедника «и иже с ним святых отец… о церковных сочинениих»;

Гл. 59 - «Ответи Иоанна, священнейшаго епископа Китрошскаго к священнейшему епископу Драчскому Кавасилу», на самом деле принадлежащие перу архиеп. Димитрия Хоматина;

Гл. 60 - «О хиротонии, сиречь о рукоположении святительском, на новопоставленном иереи» с прибавлением «Благословения отпускного от святителя ко иерею и наказания» - единственная статья русского происхождения;

Гл. 61 - «Ответы правильныя Тимофея, святейшаго архиепископа Александрийскаго», дополнительные к его ответам, помещённым в 32-ю главу Кормчей;

Глл. 62-65 - правила св. Василия Великого о монастырях и монахах: гл.62 - «Святаго и великаго Василия запрещение иноком»; гл. 63 - «Правила того же св. Василия о инокинях»; гл. 64 - «На трапезе запрещения различна святых отец»; гл. 65 - «В ту же меру от новаго закона о черньцех»;

Гл. 66 - «О Ааронях ризах , и о скимном образе, о стихаре, и о поясе, и о подири, и о ефуде, и о четвероскутней ризе, и о омете, и о кидаре»;

Гл. 67 - «Разум о сложении обою закону, Христова иерейства и образа скимнаго»;

Гл. 68 - «Сказание о мантии патриархове, и митрополитове, архиепископове, и что есть наименование патриархово, митрополитово, архиепископово, епископово, архимандритово, игуменово, протопопа, протодиакона, и презвитера и диакона»;

Гл. 69 - «Святаго Анастасия Синайскаго, вопроси о различных винах»;

Гл. 70 - трактат Константинопольского пресвитера VI-го века Тимофея о приёме в Церковь еретиков - «Тимофея, пресвитера Великия церкви и соудохранителя, Пречистыя Богородицы, в Халкопратии, о различии приходящих от ересей к благочестивой нашей вере»;

Гл. 71 - выписки из «Пандект»греческого монаха Никона Черногорца, жившего в XII-ом веке, о силе и важности церковных правил: «Преподобнаго Никона, игумена Черныя горы изглашение».

Вне глав также помещены:

«Описание книги сей, глаголемей Кормчей и к любезным читателем».

«Каталог по азбуце, сиречь счисление слов изряднейших вещей в книзе сей, глаголемей Кормчей».

Таким составом Кормчая книга была напечатана и выпущена в свет в небольшом количестве. Есть мнение, что “всего выпущено было (до Никона) сорок экземпляров”Родосский. Описание старопечатных книг Петроградской Духовной Академии, №235.// Христианское чтение. 1889. Ч.I. С. 253. этого издания.

Издание Кормчей шло очень туго, так как постоянно появлялись новые источники, и постоянно приходилось делать какие-либо изменения. А 9 февраля 1651 г. соборным решением печатание и распространение Кормчей книги было приостановлено Гренков А. Соборы, бывшие в Русской Церкви по поводу исправления богослужебных книг. // Православный собеседник. 1870. № 9. С. 72.

.

Делись добром ;)