Магия в нашей жизни

курсовая работа

2.2 Магия и наука

Веками длится противостояние науки и той области человеческой деятельности, которая получила название «магия».

Hаука (англ. New) - то что даёт новое знание. Заметим, знание о природе. Даже «гуманитарные» науки, так или иначе, исследуют естественные закономерности, пусть даже в творчестве какого-нибудь поэта. Методы науки, также, определены достаточно чётко. Именно использование (или наоборот, не использование) научных методов зачастую является тем критерием, которым пользуются при отделении науки от «лженауки» или «не-науки». Денис Майдыковский «Магия как наука» [Электронный ресурс|.-www.esotericus.ru

«Магия - использование средств, которым приписываются сверхъестественные силы... для получения или предотвращения конкретного результата, считаемого недостижимым естественными средствами».

Наука - накопленные и признанные знания, которые систематизированы и сформулированы со ссылкой на открытие объективных истин или действие законов природы.

Магия и наука не являются диаметрально противоположными. У них гораздо больше общего, чем можно предположить. Несколько выдающихся антропологов указывали на это сходство. Так же, как и наука, древнейшая магия была попыткой сформулировать принципы, с помощью которых можно было бы понять и сделать управляемыми силы, влияющие на человека. Эти принципы должны были быть основаны на предположениях об окружающем мире. Когда предположения были неверными, древний человек получал магические принципы, когда же они были верны, он получал науку. В этом смысле магию можно назвать пасынком или псевдонаукой, поскольку древний человек не мог отличить верные предположения от неверных.

Интерпретация магии как псевдонауки оспаривалась. Оппоненты утверждали, что древний человек знал весьма хорошо разницу между магией и практическими технологиями, которые можно назвать древнейшей наукой.

Встречается утверждение, что древний человек использовал практические технологии и простейшую науку везде, где только мог, а магию оставлял лишь для тех вещей, которые были подвержены влиянию непредсказуемых факторов, где имела значение удача или шанс. Однако при выращивании растений магия использовалась не только для предотвращения бури или уничтожения вредителей; весь процесс зачастую сопровождался заклинаниями: "Сделай так, чтоб это зерно проросло!" Более того, такое разделение предполагает невозможное: будто древний человек считал предсказуемым и непредсказуемым именно то, что и мы считаем таковыми; он точно так же, как мы, различал естественное и сверхъестественное. В каком-то смысле вся его жизнь была сверхъестественной, окруженной могущественными силами, влиявшими непосредственно на его бренное тело и его весьма скудное имущество. Он делал все что мог со своими семенами и лейкой, а затем "покрывал" весь процесс толстым защитным слоем магии. Предполагать, что он замечал качественные отличия между рациональным и иррациональным в своих действиях, нет никаких оснований.

Одно из различий между магией и наукой лежит в обоснованности предположений, составляющих их основу. Однако не всегда легко различить предположение верное и ошибочное. Самый лучший способ определить, что предположение верно, - это посмотреть, как оно работает на практике. По иронии судьбы, если магия действительно действует, то она уже не магия, а наука.

Давайте на абстрактном примере рассмотрим, насколько правдоподобным может оказаться такое неверное предположение. Представьте себе, что вы неандерталец, у которого другой неандерталец побольше и посильнее, похитил подругу. Даже у пещерного человека было достаточно здравого смысла, чтобы избегать стычки с кем-либо из тех, кто может разорвать его на куски; тем не менее наш пещерный человек находится в состоянии абсолютного негодования по отношению к вору. Теперь некому собирать для него дрова, некому поджарить для него на углях бифштекс из мамонта, некому нести вещи, когда племя совершает очередной переход в поисках угодий для охоты. Все эти нудные процедуры ему приходится проделывать самому. Это приводит его в уныние. Укрывшись подальше от взгляда своего врага, так, чтобы его поведение не показалось вызовом, он раздражается вспышкой гнева. Он топает ногами, рычит, взмахивает своей заостренной палкой, будто вонзая ее в тело врага; если ему известны какие-либо дурные слова, он их высказывает. После того, как у него кончаются силы и запас ругательств, он в изнеможении падает на землю и вытирает пот со лба. После всего этого он, разумеется, чувствует себя гораздо лучше. Предположим, что в следующий раз, когда ненавистный враг идет на охоту, мамонт настигает его, а не наоборот, и всаживает в него бивень. Не надо слишком сильно полагаться на совпадение, чтобы допустить, что такое случалось время от времени; жизнь в те давние дни была тяжела. Что же после этого должен подумать наш герой? Зачатки знаний о причинно-следственных связях плюс ненависть и желание мести сделали для него возможным заключить, что его ярость с последовавшим затем эмоциональным облегчением и последующий несчастный случай имеют что-то общее. Он убил своего противника! В тот момент он почувствовал, что произошло что-то важное; ему было так хорошо!

Это один из пунктов, по которому магия и наука расходятся полностью. Последовательность событий вовсе не означает причинно-следственную связь между ними, хотя такой ошибочный вывод делается довольно часто.

Однако вернемся к нашему неандертальцу, окрыленному успехом и триумфом. Если у него достаточно воображения, чтобы связать свои действия с гибелью своего врага, он также заметит, как это можно все использовать. Это же величайшее открытие! Допустим, что он человек благородный и альтруист, как Руссо; если так, то он побежит домой после охоты и объяснит всем соседям свое новое открытие так, чтобы они могли оказывать влияние на людей и мамонтов. Однако есть шанс, что он так не поступит. Есть шанс, что он скажет им об этом, а затем объяснит, что это он один только может справиться с такой работой. И вот он становится колдуном-врачевателем или шаманом, или магом - одним из первых в долгой череде работников магии, на протяжении бесчисленных столетий живших за счет доверчивости своих товарищей.

В этом заключается еще одно отличие магии от науки - ее эффективность в основном зависит от личности мага. Ни в одной профессии харизма не важна так:, как в магии - кроме политики. Возьмем медицину, которая в древние времена была переполнена магическими проблемами. "Психосоматические" заболевания, которые могут включать в себе все - от боли в спине до слепоты - современная хирургия и терапия не лечат; но представьте себе влияние на них сильно уверенной в себе личности, усиленное верой пациента в магию. Несомненно, наступит облегчение. Так может быть снята боль даже при органических заболеваниях. Барбара Мерц «Красная Земля, Черная Земля: Мир древних египтян», М.- 1988С.203 - 218

Мы рассмотрели различия науки и магии. Теперь же обратимся к их сходству.

Магия сродни науке в том смысле, что и та и другая направлены к определенным целям, тесно связанным с человеческой природой, потребностями и стремлениями людей. Магическое искусство направлено на достижение практических целей. Как и другие искусства и практические занятия, она подчинена ряду принципов, которые, складываясь в определенную систему, диктуют тот способ действий, какой считается наиболее эффективным. Такие системы принципов обнаруживаются при анализе магических обрядов, колдовских заклинаний и предметов, составляющих арсенал мага. Магия, как и наука, обладает собственным техническим оформлением. Как и в других искусствах, человек, прибегающий к магии, способен из-за ошибки погубить весь свой замысел, но может и исправить свою ошибку. Другое дело, что в магии количественное равенство черного и белого имеет гораздо большее значение, результаты колдовства уничтожимы в большей степени, чем это возможно в каком бы то ни было практическом искусстве или ремесле. Таким образом, между магией и наукой имеются некоторые сходства, и мы вправе, вслед за Джеймсом Фрэзером, назвать магию псевдонаукой. Б. Малиновский « Магия, наука и религия» Магический кристалл. Сборник. -- М., 1992

Так можно сделать вывод о том, что магия и наука - всегда являлись антагонистами. Всё, что наука не могла объяснить, приписывалось действию сверхъестественных сил, за счёт чего сложилось мнение о том, что магия - это нечто, не поддающееся никаким законам. Однако это не так. У магии тоже есть свои принципы и законы, хотя они часто и идут в разрез с общепринятыми в физике, химии и других точных науках. Магия ограничена строгими условиями своей эффективности: точное воспроизведение колдовской формулы, безукоризненное совершенство ритуала, безукоснительное соблюдение табу и церемоний обряда, обязательных для мага.

ГЛАВА 3. МАГИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Магия, возникнув на заре человечества и пройдя сквозь века и тысячелетия, продолжает существовать до сих пор как специфический феномен, имеющий свою структуру, по-прежнему выполняющий свои многочисленные функции в обществе. Выявление и изучение причин и факторов возникновения и последующего воспроизводства этого древнейшего феномена, анализ его природы и специфики изменения функций по мере исторической эволюции является поэтому необходимым условием для исследования и понимания нынешних разновидностей магии, ее функций в современном обществе, сознания и поведения ее сегодняшних адептов и приверженцев.

Христианство, с которым связана судьба человека, поставлено перед новым миром, и оно еще не осмыслило своего нового положения. Разрыв духа со старой органической жизнью, механизация жизни производит впечатление конца духовности в мире. Отставая от Запада в развитии технологий в течение десятилетий, мы начали активно догонять его за последние несколько лет. При этом идеологическое и философское "обеспечение" безнадежно отстало от чисто технологического. Мы не успеваем выработать своеобразный иммунитет против болезней роста. Негативные последствия многократно усиливаются общим положением России в данный момент. Так случилось, что в одном месте и в одно время совпал целый ряд проблем:

1. Кризис ценностей и идеологии политической системы;

2. Кризис ценностей техногенной цивилизации и веры в беспредельные возможности науки;

3. Общий низкий уровень религиозного воспитания общества;

4. Переход к новой социально-политической системе;

5. Острая потребность общества в новой идеологии.

Создался духовный вакуум, который должен чем-то заполняться. Это создает благоприятную почву для распространения всевозможных сектантских, псевдорелигиозных и прочих течений в нашей реальной жизни общества. Интерес обывателя к магии, колдовству, оккультизму выразился в появлении особого оккультно-магического рынка по продаже магических аксессуаров, специальных издательских фирм и журналов, специализирующихся на этой тематике, а также в возрождении древнейшей "профессии" колдунов и ведьм, представленной сегодня тысячами "специалистов" в области черной и белой магии. Зеньковский В.В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии.-М., 1993.

Делись добром ;)