Митрополит Сергий (Страгородский)

дипломная работа

1.Годы обучения. Первый период служения

Родился будущий Патриарх, в городе Арзамасе, в семье священника Арзамасско-Алексеевского монастыря отца Николая Ивановича Страгородского 11 января (ст. ст.) 1867 года. Родители назвали его Иваном. Этот небольшой городок насчитывал в 90-х годах ХIХ столетия около 11.700 жителей и имел 30 церквей, 4 мужских и 3 женских монастыря. Род Страгородских был известен с незапамятных времён. Ещё в ХVIII столетии один из отдалённых предков Страгородских - Сильвестр, был архимандритом Переяславского Никитского монастыря, а затем в 1761 году -епископом Переяславским и Дмитровским, а ещё позднее-епископом Крутицким. Дед Патриарха Сергия о. Иоанн (Дмитриевич) был священником в Воскресенском соборе, а отец его о. Николай служил в Алексеевском женском монастыре. В Никольском женском монастыре подвизалась монахиней мать Евгения, тётка Ивана. Позднее она стала игуменьей Алексеевского монастыря. В семье о. Николая Страгородского была ещё дочь Александра, годом старше своего брата Ивана.

Дети рано лишились матери, умершей от чахотки вскоре после рождения сына. Сироты росли на попечении бабушки Пелагии Васильевны и няни Анны Трофимовны. Самые ранние воспоминания Ивана связаны с Алексеевским женским монастырём, в ограде которого он вырос. Отец воспитанию детей также уделял много внимания, приучая их к молитве, чтению и труду. На восьмом году жизни мальчика отдали в приходское училище, а по окончании его - в Нижегородскую семинарию. Это был обычный школьный путь юноши духовного звания.

В 1886 году Иван Николаевич Страгородский окончил духовную семинарию по первому разряду. Из Нижегородской семинарии в 1886 году вызова в духовные академии не было. Но Иван Страгородский вместе со своим другом Иваном Слободским отправились в Петербургскую Академию. Этот выбор был сделан не случайно. В это время Петербургская Академия блистала именами крупных учёных. Здесь преподавали такие светила как: М. И. Каринский, И. Ф. Светилин, П. Ф. Николаевский, Н. В. Покровский, М. О. Коялович, А. Л. Катанский. После вступительных экзаменов Иван Страгородский был зачислен в Академию. В Академии в это время имелась хорошо укомплектованная библиотека, а также студенты имели возможность пользоваться фондом Государственной публичной библиотеки. Это давало возможность студентам полностью посвятить себя изучению академических дисциплин. Иван Страгородский в это время серьёзно принимается за изучение текста и толкования Священного Писания и святоотеческой литературы. Своими способностями и старанием он выделялся из среды своих товарищей. На курсовых экзаменах в конце года он также показывал прекрасные результаты, поражая своей начитанностью и хорошим знанием материала. При переходе с первого курса на второй студент Иван Страгородский в списке по успеваемости стоял на четвёртом месте, со второго на третий-вторым, с третьего на четвёртый-третьим, а окончил Академию первым магистром.

За годы учёбы в Академии у Ивана Николаевича постепенно зрело желание посвятить свою жизнь на служение Богу. Сделать решительный шаг в этом направлении помог ему один случай. При переходе с третьего курса на четвёртый студент Иван Страгородский со своим другом Яковом Ивановым находились на острове Валааме. Все летние каникулы исполняли они различные возложенные на них послушания. После таких каникул молодые люди вернулись с твёрдым решением всецело посвятить себя на служение Богу и принять иноческий постриг. В день памяти Трёх Святителей, 30 января 1890 года студенты Иван Страгородский и Яков Иванов стали иноками Сергием и Германом. Небесными покровителями новопостриженных иноков стали валаамские чудотворцы преподобные Сергий и Герман. Для молодых людей началась новая жизнь.

Для написания своей диссертации иеромонах Сергий (Страгородский) выбрал тему: «Православное учение о вере и добрых делах" у профессора А. Л. Катанского. Для исследования был взят один из самых трудных вопросов христианской догматики и учения о нравственности. В то время, к сожалению, православные богословы не всегда могли удержаться на правильной, подлинно христианской точке зрения. Полемизируя с католиками, пользовались нередко аргументами протестантской догматики и, наоборот, возражая протестантам, в пылу полемики, становились иногда на католическую точку зрения. Сформулировать точно и ясно православное учение о спасении человека и выяснить взаимоотношения между верой и добрыми делами и поставил себе целью молодой богослов. Сочинение иеромонаха Сергия было плодом долгих самостоятельных размышлений, которые сложились у автора при взгляде на разбираемый им вопрос. Рецензенту не понравилась критика молодым богословом отечественных опытов, взявшему под защиту отечественную богословскую науку. Вместе с тем рецензент признаёт, что сочинение отца Сергия (Страгородского) выделяется из ряда студенческих диссертаций сильной работой богословской мысли, особенною любовью к избранной им теме, редкою для студента начитанностью в святоотеческой литературе, умением пользоваться ею и, наконец, многими глубокими мыслями. Считая автора достойным степени кандидата богословия, профессор А. Л. Катанский рекомендует его сочинение вниманию Совета для поощрения автора к дальнейшим трудам.

Среди окончивших в 1890 году Академию 47 кандидатов-магистрантов иеромонах Сергий (Страгородский) занял первое место. По действовавшему академическому уставу он должен был остаться при Академии в качестве стипендиата для подготовки к профессорскому званию. Но молодой иеромонах пожелал свои знания в области христианского вероучения подкрепить практической работой. 11 июня он подал ректору Академии, епископу Антонию, заявление с просьбой отправить его на службу в состав Японской православной миссии. Вместе с ним аналогичное заявление подал и его сокурсник иеромонах Арсений (Тимофеев). Ректор Академии сообщил об этом прокурору Святейшего Синода. 13 июня последовал синодальный указ на имя митрополита Исидора о назначении иеромонахов Сергия (Страгородского) и Арсения (Тимофеева) членами Японской духовной миссии. Совет Академии в ближайшем заседании после летнего перерыва, 23 августа того же 1890 года, заслушав синодальный указ и резолюцию митрополита, постановил передать документы иеромонахов Сергия и Арсения в Азиатский департамент Министерства иностранных дел для отправки начальнику Японской духовной миссии епископу Николаю. Молодые миссионеры получили золотые наперсные кресты, полагавшиеся им по характеру новой службы, заграничные паспорта, подъёмные и прогонные деньги и отправились к месту назначения. В августе иеромонах Сергий Страгородский выехал из Петербурга в Одессу, а оттуда на Дальний Восток.

В октябре он был уже в Японии, а 20 октября прибыл в Токио. Прибывшие миссионеры немедленно включились в работу. Прежде всего, они стали изучать японский язык. Способности и трудолюбие о. Сергия сказались положительным образом на его занятиях. В декабре он совершил первую литургию на японском языке. Правда, японские слова были написаны на бумаге русскими буквами. В январе 1891 года Преосвященный Николай направил о. Сергия в город Киото, где имелась церковь и катехизатор. С осени 1891 года о. Сергий уже преподавал догматическое богословие в духовной семинарии. Преподавание он вел уже на японском языке. В декабре 1891 года о. Сергий был командирован на военный крейсер «Память Азова» заменить заболевшего священника. Во время этого плавания о. Сергий практически изучил английский язык и ознакомился с организацией инославной пропаганды на Дальнем Востоке. В апреле 1892 года о. Сергий вернулся в Токио и снова принялся за прерванную работу. Занятия эти, однако, продолжались недолго. Летом 1892 года Преосвященный Николай отправил снова о. Сергия в Киото, центр национальной и религиозной жизни Японии. Православных в Киото было немного: всего около шести домов, разбросанных в противоположных концах города. Здесь о. Сергий вёл оглашение и крещение новых членов Церкви.

Весной 1893 года о. Сергию был вручен указ о переводе его в Россию. По прибытии в Петербург он был назначен исполняющим должность доцента Петербургской Духовной Академии по кафедре Священного Писания Ветхого Завета. В том же году в декабре он был перемещён на должность инспектора Московской Духовной Академии, а в следующем году был назначен настоятелем Русской посольской церкви в Афинах с возведением в сан архимандрита. Такие частые перемещения молодого инока объясняются состоянием его здоровья. Отец Сергий плохо себя чувствовал в сыром и холодном климате. Недолго пробыл о. Сергий в Академии, но и за короткий срок он сумел приобрести всеобщую любовь. Прощаясь с ним, студенты Академии благодарили о. Сергия за его добрые и сердечные к ним отношения. Прощавшиеся поднесли о. Сергию золотой наперсный крест. Трогательное прощание было и с академическим духовенством. 17 октября 1894 года архимандрит Сергий выехал из Сергиева Посада в Афины.

В 1895 году архимандрит Сергий защитил свою магистерскую диссертацию на тему «Православное учение спасении» (Сергиев Посад, 1894г.). В своей работе о. Сергий ближе всего из русских богословов примыкает к Преосвященному Феофану, а также частично в своем труде ссылается на святителя Тихона Задонского. По тому времени это сочинение являлось прекрасным трудом в отечественном богословии. Хорошую оценку этому труду дал экстраординарный профессор по кафедре западных исповеданий В. А. Соколов, называя рецензируемый труд архимандрита Сергия ценным критическим разбором инославного учения о догмате спасения… Цитируя творения отцов и учителей Церкви, автор не ограничивается известными текстами, а приводит выдержки из таких сочинений, которые мало известны в богословских работах. Автор вполне самостоятелен в своем исследовании, не ставя себя в зависимость от каких-либо других готовых систем и теорий.

В 1897 году архимандрит Сергий вновь был отправлен в Японию в качестве помощника начальника Японской православной духовной миссии и пробыл на этом посту до 1899 года. На пути в Японию во время шторма архимандрит Сергий сильно простудился и заболел воспалением среднего уха. Эта болезнь отразилась на состоянии его слуха в последующее время.

В 1899 году архимандрит Сергий был назначен ректором Петербургской Духовной Семинарии. Но в том же году 6 октября был переведен инспектором Петербургской Духовной Академии. Указом Святейшего Синода от 24 января 1901 года инспектор Академии архимандрит Сергий был назначен на должность ректора Петербургской Духовной Академии. 26 января последовало утверждение доклада

Святейшего Синода о возведении архимандрита Сергия во епископа Ямбургского, третьего викария Петербургской епархии, с оставлением его в должности ректора Академии.

23 февраля 1901 года в Святейшем Синоде состоялось наречение архимандрита Сергия во епископа Ямбургского. При наречении архимандрит Сергий произнес речь, где он отметил высоту епископского служения, к которому призывает его Святой Дух. 25 февраля в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавре была торжественно совершена хиротония архимандрита Сергия во епископа Ямбургского.

По отзывам и воспоминаниям лиц, знавших епископа Сергия по Академии и как инспектора и как ректора, он был добрым и справедливым начальником. Студенты встречали с его стороны отеческое отношение. Он воспитывал студенческую молодежь не только словом, но и личным примером. В академическом храме ежедневно совершались богослужения. Неизменным чтецом и певцом на клиросе являлся отец Сергий в течение всего времени своего инспекторства и ректорства.

Деятельность епископа Сергия в течение шести лет пребывания его в Академии (с 6 октября 1899 года по 6 октября 1905 года) была не только административной, но и научно-богословской. Преподавая в Академии историю и разбор западных исповеданий, он помимо своих лекций, не оставлял и своей научной работы, печатая в академических журналах ряд научных статей и давая свои отзывы о бывших на его рассмотрении ученых работах. Немало трудов было положено и на улучшение учебной и научной работы Академии. В период его ректорства оживленно работала комиссия по описанию академических рукописей, поставлены были на должную высоту занятия по психологии и русской литературе, улучшилась система каталогов академической библиотеки, упорядочилось хранение академического архива. Как знаток языков древних и новых, Преосвященный Сергий внес много труда в исполнение ученых поручений Святейшего Синода, а в последние годы ректорства состоял председателем учрежденной Синодом Комиссии по старокатолическому и антипапскому вопросам. Он принимал деятельное участие в различных ученых, просветительных и благотворительных обществах. Особенно следует отметить участие Владыки Сергия в «Религиозно-философских собраниях», где он много способствовал сближению православного духовенства со светской интеллигенцией.

Ректорство Преосвященного Сергия совпало с большими переменами в жизни столицы и всей страны. Назревали революционные события, а затем вспыхнула и сама революция. Академия не была изолирована от окружающего мира. Студенчество живо откликалось на развивавшиеся события. О необходимости перемен говорили даже те, кто держался в стороне от начавшегося революционного движения. Преосвященный Сергий отмечал у молодежи упадок интереса к духовной школе и её основным задачам. Он призывал студенчество к духовному пробуждению и в первую очередь к выполнению своего долга. Но волнения учащейся молодежи отозвались и в стенах духовной академии. Осенью 1905 года занятия были прекращены.

6 октября 1905 года Императорским рескриптом был утвержден доклад Святейшего Синода о назначении Преосвященного Сергия архиепископом Финляндским и Выборгским. На новом поприще Преосвященный Сергий вновь проявил себя как деятельный миссионер и администратор. Он созывает епархиальные съезды, организует при Выборгском соборе Православную миссию, учреждает братство Святого Георгия Победоносца, имевшего задачу укрепления Православия и противодействия панфинской протестантской пропаганде среди беломорских карел. Немало трудов было положено им для улучшения приходской жизни. По его инициативе в 1907 году при Синоде было создано особое совещание для выработки общего проекта организации приходов, председателем которого он же был назначен. В своих архипастырских трудах он неизменно опирался на духовенство своей епархии, с которым всегда имел самые теплые отношения. Также много внимания архиепископ Сергий уделял школьному делу в православных приходах, непременно посещая школы при объездах епархии.

Много внимания уделял Преосвященный Сергий и общецерковным вопросам, будучи неизменным членом Предсоборных присутствия и совещания, возглавляя отделы, занимавшиеся выработкой программы соборных заседаний. Указом от 6 мая 1911 года архиепископу Сергию было повелено быть членом Святейшего Синода с сохранением за ним Финляндской кафедры. В августе 1911 года архиепископ Сергий стал председателем учрежденного при Синоде особого совещания по вопросам внутренней и внешней миссии. Кроме того он являлся председателем совещания по исправлению церковно-богослужебных книг. В 1912 году при Святейшем Синоде составлено было постоянное предсоборное совещание, председателем которого был избран архиепископ Финляндский Сергий.

За свои труды, особенно по ограждению православного населения Финляндии от внешних, чуждых Православию влияний и выполнению ответственных поручений Святейшего Синода, архиепископ Сергий был награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобуке. 9 ноября 1913 года архиепископа Сергия назначили председателем миссионерского совета при Святейшем Синоде. 6 мая архиепископ Сергий был награжден орденом Святого Александра Невского. Такова была бурная и головокружительная карьера Владыки Сергия Страгородского.

Когда Временное правительство 14 апреля 1917 года распустило дореволюционный состав Синода, то единственным его прежним членом, оставшимся на летнюю сессию, оказался архиепископ Сергий. Вопреки прежним своим заверениям в том, что он никогда не будет сотрудничать с новым составом Синода. Это вызвало упреки со стороны некоторых его собратьев архиереев в отсутствии солидарности, однако, Преосвященный Сергий полагал, что в переломный для Русской Церкви момент он должен своими знаниями, опытом и энергией послужить её созиданию.

29 апреля он подписывает послание Синода к Церкви о мероприятиях в связи с предстоящим созывом Всероссийского Поместного Собора. В дальнейшем он принял участие в работе Предсоборного Совета, занимавшегося непосредственной подготовкой Собора.

Когда по епархиям начались выборы правящих архиереев, то на Владимирскую кафедру свободным голосованием клира и мирян был избран архиепископ Сергий. Синодальный указ о его назначении архиепископом Владимирским и Шуйским последовал 10 августа.

На Поместном Соборе 1917-1918 г.г. Преосвященный Сергий принимал деятельное участие в обсуждении его решений. Кроме того, он руководил работой отдела «Церковный суд» в качестве его председателя. 28 ноября 1917 года Преосвященный Сергий был возведен в сан митрополита, а вскоре избран постоянным членом Святейшего Синода. В 1918-1921 г.г. он являлся одним из ближайших сотрудников Патриарха Тихона. В этот период митрополит Сергий часто бывал в Москве, где занимался подготовкой дел, подлежавших рассмотрению органами Высшего управления Русской Церкви.

В течение пяти лет управлял митрополит Сергий Владимирской епархией. По долгу своей пастырской совести он стремился всячески возгревать в народе веру Христову и преданность Святой Церкви. В своих окружных письмах Епархиальному Совету, викариям и благочинным он неоднократно обращал внимание на необходимость усиления проповеднической и просветительской деятельности приходского духовенства, в частности, на организацию при храмах преподавания Закона Божия детям, что допускалось Декретом Совнаркома об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Хотя деятельность митрополита Владимирского формально не противоречила советским законам, большевиков не устраивала активная церковная жизнь епархии. В начале 1922 года митрополит Сергий оказался высланным в Нижний Новгород. Но и оттуда он продолжал следить за положением дел в соей епархии.

Митрополит Сергий, несмотря на множество своих положительных качеств, все же не был застрахован и от ошибок. Узнав об аресте Патриарха Тихона и передачи им полномочий своему временному Заместителю, он 16 июня 1922 года вместе с архиереями Нижегородским Евдокимом (Мещерским) и Костромским Серафимом (Мещеряковым) напечатали в «Живой церкви» воззвание, в котором признали каноничность обновленческого ВЦУ и призвали свою паству и всю Русскую Церковь подчиниться ему. Этот документ, получивший название «меморандума от трёх», послужил соблазном для многих церковных людей и мирян. Такую позицию, занятую Преосвященным Сергием, можно попытаться до некоторой степени объяснить боязнью утраты «центра», что как он вероятно полагал, может плохо сказаться на Церковной организации в столь критической для неё ситуации. Зная о своей популярности в церковных кругах, он мог рассчитывать на то, что вскоре окажется во главе ВЦУ и постепенно сумеет выправить обновленческий курс этого учреждения. Признав ВЦУ, митрополит Сергий с самого начала проявлял чрезвычайную осторожность и занял выжидательную позицию. В своём епархиальном городе Владимире он старался оставаться в тени, в Москву и Петербург не выезжал, но в августе 1922 года митрополит Сергий выступил с решительным протестом против решений съезда «живоначальников» об отмене постановлений Святейшего Синода об отлучении от Церкви Льва Толстого, о доступности второбрачия для священников и брака для епископов. По распоряжению митрополита Сергия в его епархии второбрачные священники извергались из сана, а вступившие в брак архиереями не признавались. Тем не менее он не порывал с ВЦУ, по-прежнему признавая его за высшую власть в Русской Православной Церкви. Но в конце концов митрополит Сергий все-таки убедился в пагубных последствиях издания меморандума и чрезмерных расчетах на своё умение справляться с ситуацией. И как только представилась возможность он принес в Донском монастыре в Москве перед лицом Церкви покаяние Патриарху Тихону. Это случилось 27 августа 1923 года. Тогда же он получил назначение на Нижегородскую кафедру вместо оставшегося в обновленчестве архиепископа Евдокима (Мещерского).

В апреле 1925 года митрополит Сергий в числе других 60-ти архиереев участвовал в погребении Патриарха Тихона. В произнесенном им тогда слове он особенно подчеркнул добродетель почившего - его доброту и снисхождение к ближним.

Делись добром ;)