Общественно-политические воззрения протопопа Аввакума

курсовая работа

2.1Раскол как социально-политическое явление

По мнению Д.С. Лихачева Лихачев Д.С., Сочинения протопопа Аввакума// Избранные работы. Л.1987. Т.2, С. 308. Аввакум был самым известным русским писателем XVII в., главным идеолог старообрядчества, которое возникло как противодействие стремлению Русского государства объединить церковь великорусскую и воссоединяемых украинских и белорусских областей в единой обрядовой системе -- по преимуществу греческой. К движению старообрядчества примкнули многие крестьянские слои и «плебейские» элементы городского посада, оппозиционные государству. То и другое отчетливо сказалось в произведениях Аввакума.

Своеобразная стилистическая манера Аввакума, крайний субъективизм его сочинений неразрывно связаны с теми мучительными обстоятельствами его личной жизни, в которых осуществлялось его писательское «страдничество». Большинство произведений Аввакума было написано им в Пустозерскё, в том самом «земляном гробу», в котором он просидел последние пятнадцать лет своей жизни (с 1667 по 1682 г.). Здесь, кроме его знаменитого «Жития», им было написано свыше шестидесяти различных сочинений: «слов», толкований, поучений, челобитных, писем, посланий, бесед. Все это обилие выраженных в разнообразных жанрах разных тем со всеми отразившимися в них жгучими вопросами, волнениями, тревогами, объединено чувством надвигающегося конца.

Известный писатель и богослов Г. Флоровский Флоровский Г., Пути русского богословия. Киев, 1991. С. 67., изучая феномен Старообрядчества говорил, что это движение было обусловлено не только религиозным разногласием, но, в первую очередь, общественно-политическими изменениями. Раскол, по его словам, - это социально-апокалиптическая утопия. Это не старая Русь, но мечта о старине. Раскол весь в воспоминаниях и в предчувствиях, в прошлом или в будущем, но без настоящего. Весь смысл и пафос первого раскольничего сопротивления не в слепой привязанности к отдельным обрядовым или бытовым мелочам, но в апокалиптической догадке о конце «священства» и «благодати». Все первое поколение «расколоучителей» живет в видениях, знамениях, предчувствиях, пророчествах. «Видимо яко зима хощет быти: сердце озябло и ноги задрожали» Житие протопопа Аввакума и др. его сочинения. М., 1991. С. 36.. Не для одного Аввакума «Никонианская» церковь представлялась вертепом разбойников. Это настроение становится общим в Расколе. «Раскол есть вспышка социально-политическаго неприятия и противодействия, есть социальное движение - но именно из религиозного самочувствия» Г. Флоровский, Пути русского богословия, Киев 1991. С. 68..

Апокалиптическое восприятие происходивших в государстве изменений объясняет резкость и торопливость раскольничьего отчуждения. Спасение они видели в священном ритме и укладе, чине и обряде, ритуале жизни, видимом благообразии быта. Именно этот религиозный замысел стал предпосылкой и источником раскольничьего разочарования. Мечтой раскола была теократическая утопия - «земной Град», который виделся им в Московском государстве. Но мечта эта рушилась на глазах. «Отступление» Никона не так встревожило староверов как «отступление» царя. Именно отступление царя придавало всему происходящему апокалиптическую безнадежность. Кончается Третий Рим, а Четвертому не бывать. Значит, кончается священная история, она становится безблагодатною. На соборе Вселенских патриархов Аввакум говорит всем присутствующим: «Рим давно упал и лежит невсклонно… и у вас православие пестро стало от насилия турскаго Магомета… . И впредь приезжайте к нам учитца: у нас Божию благодатию самодержство» Житие протопопа Аввакума и др. его сочинения. М., 1991. С. 60..

«До Никона-отступника у наших князей и царей все было православие чисто и непорочно и церковь была немятежна» Житие протопопа Аввакума и др. его сочинения. М., 1991. С. 60.. Теперь же все осквернено, даже вода живая. Спасаются теперь уже не благодатию, и даже не верою, скорее упованием и плачем. Когда благодать взята, все зависит от человека, от подвига и воздержания. Обряд получает в это исключительное время особую важность. Только быт и обряд остаются тогда, когда благодать и тайны оскудевают. Все становится в зависимость от дел, т.к. только они и возможны. Отсюда и неожиданная активность Раскола в мирских делах.

Раскол смиряется с оскудением благодати, но с большим исступлением и упорством держится за обряд, стремится своими человеческими усилиями как-то возместить эту потерю. Старообрядцы дорожат обрядом больше, чем таинством. Потому легче терпеть безблагодатность, чем новый обряд. Движение уходит в пустыню, тихо исходит из истории на окраины страны или избирает мятежный путь самоубийственных смертей.

Делись добром ;)