Православный анализ протестантской идеи sola Scriptura

курсовая работа

2.1 Православное и протестантское понимание Предания

Римская Церковь очень широко злоупотребляла Церковным Преданием. Ее злоупотребления выразились в том, что она: а) претензии пап, заблуждения в учении и злоупотребления оправдывала ссылками на Церковное Предание, и б) включила в состав Предания вымышленные (подложные) документы и факты, совершенно чуждые Слову Божию, которых никогда не признавала Вселенская Церковь.

В протесте против этих злоупотреблений, в противовес тому, что ощущалось протестантизмом как позднейшие человеческие добавления, Лютер и Кальвин провозгласили Слово Божие как единственный авторитет в деле нашего спасения в вопросах веры и церковного устройства. Протестанты отвергли авторитет Церковного Предания: Учителей Церкви, Святых Отцов и Вселенских Соборов - и оставили единственным руководством в вере Священное Писание, предоставив, по крайней мере в принципе, каждому толковать и понимать его по-своему. «Мы из одного только Священного Писания можем научиться, во что веровать и как мы должны жить», - говорится в лютеранском катехизисе.

Свидетельства о Предании есть и в самом Писании: «Хвалю вас, братия, что вы все мое помните и держите предания так, как я передал вам» (1Кор11,2); «итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим» (1Фесс2,15). На эти слова Писания ссылается Православная Церковь, когда говорит об апостольском Предании «за веру, однажды переданную святым» (Иуд31).

Источник веры - Христос, она была передана Им лично апостолам посредством всего того, что Он говорил и делал, а если бы обо всем этом писать подробно, «то самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин21,25). Апостолы передали свое знание всей Церкви, а Церковь, будучи хранительницей этого сокровища, стала «столпом и утверждением истины» (1Тим 3,15). Уайтфорд. Д., диак. Только одно Писани? Н.Новгород, 2000. - С. 29.

Возражение протестантов contra traditia состоит в следующем: если в церковной истории известны примеры, когда одни в Церкви учили одному, в то время как другие же в Церкви учили другому, противоположному, то эти факты разногласий не в пользу Предания, и как же определить в чем именно состоит Апостольское Предание? И далее: если бы Церковь пошла по пути ереси, то как возможно было бы отличить этот путь от правильного, апостольского?

Историческая согласованность церковного учения - свидетельство подлинности Апостольского Предания. Достаточно проследить, во что Церковь верила всегда и повсюду, или во что верили православные - везде, всегда и все, - и это будет Истиной. И эта Истина не может противоречить Писанию.

«Бог ничего не прибавляет к объективному содержанию Своего Слова. Но день Пятидесятницы начинает собой время Церкви, и оно предполагает наличие передачи, то есть Предание. Однако, то, что Церковь передает, является не архивом для музея, а живым и всегда актуальным словом: Сам Бог продолжает его высказывать, адресуя его людям всех эпох». Евдокимов. Православие. М.,2002.- С. 277. Вот что пишет об этом прот.Сергий Булгаков: «Полнота правой веры и правого учения не вмещаются в сознание отдельного члена, но сохраняется всей Церковью и передается ею из поколения к поколению как предание Церкви». Булгаков Сергий прот. Православие. Очерки учения Православной Церкви. М.,1991.- С.47. Поскольку Церковь может судить о богодухновенности книг Священного Писания, знать о присутствии Духа в письменах, и Библию дала именно Церковь через Предание, то «sola Scriptura» протестантов - это ложное убеждение, что можно лично от себя опознать Слово Божие. Личная встреча со Словом Божиим возможна только в духовном единении с Церковью, но не в обособлении от нее: соборно, хотя и индивидуально. Там же.- С.53.

Католическое богословие выдумало новое определение понятия церковное предание: предание есть то, что выдается за предание. Но кто же составляет римскую церковь? Папа - т.е. «Предание составляю я», - сказал папа Пий IX, кощунственный творец папской непогрешимости на I Ватиканском соборе» Филевский И., свящ. Учение св. Викентия Лиринского о Свящ. Предании и его значении.СПб.,1997.- С.124. . Папство допускает введение новых догматов, допускает расширение и изменение Предания. Уайтфорд. Д., диак. Только одно Писание? Н.Новгород 2000.- С.30. Поэтому становится понятно, что протестанты резко выступают против Священного Предания просто потому, что единственная его форма, с которой ни столкнулись - извращенное предание, свойственное римскому католицизму. Там же.- С.32.

Католическое же понимание Предания через отождествление его с теми или иными конкретными формулировками или действиями, почерпнутыми из него, вызывает полемику с протестантами. Так митрополит Московский Филарет (Дроздов) говорит, что истинное и святое Предание - не только видимая и словесная передача учений, правил, постановлений, обрядов, но также невидимое и действенное сообщение благодати и освящения. Однако, и в православном школьном богословии утвердилось представление о том, что Предание - это некие устные наставления, которые после апостольской проповеди Церковь вспоминает и письменно излагает.

Мнение о том, что Предание - некое параллельное знание, идущее рядом с Писанием, что Предание содержится в конкретном перечне позднейших книг и дает повод протестантам переносить фронт полемики с католиками на православное богословие. «Что же входит в состав Предания? - спрашивает протестантский богослов Шлинк.- Только Библия? Или еще и догматы? А может, еще и каноны, и церковные установления, писания Отцов? Все или некоторые? Или весь церковный быт вообще?». Если искать ответ в сфере информатики, а не онтологии, если полагать, что Преданием передается лишь некое знание, то Православию на этот вопрос ответить будет затруднительно. Поэтому многие православные богословы прямо заявляют, что- «не следует много спрашивать о документах Предания, надо обращать больше внимания на его сущность», что «Священное Предание нельзя кодифицировать; его содержание нельзя определить и исчерпать»,Сарычев В.Д. К критике и продолжению важнейших позиций евангелическо-православных переговоров//БТ. М, 1970. - С.226. что, «если бы Предание можно было вместить в книгу - оно рано или поздно было бы исчерпано, и это произошло бы в истории Церкви». « Так в чем же сущность Предания? Предание - это Сам Христос, в Таинствах возвращающийся к людям».

Принцип «sola Scriptura» - это отвернуться от Христа Живого и уткнуться в книгу. Но протестанты так не говорят и так не считают, а значит они непоследовательны в своем учении. При формальном отвержении Предания они сохраняют саму суть Предания, то, что можно назвать молитвенным обращением ко Христу, предстоянием перед Христом Богом. Ведь в Писании нет указания о том, что нужно или можно молиться Христу. Поэтому, например, Ориген считал, что Христу молиться не нужно. Да и в самой Божественности Христа, следуя одному Писанию, можно усомниться, если не знать традиции толкования «уничижительных» мест Евангелия. Как же тогда Ему молиться? Поэтому, можно научить не просвещенного Крещением вере в Троицу и во Христа (как в Бога), но нельзя его научить самому главному: правильной молитве ко Христу и жизни во Христе, - следуя только одному Писанию. По этому поводу, замечательны слова Тертуллиана о том, что «Церковь черпает свою веру из Писания, но питает ее Евхаристией».

Предание первично по отношению к Писанию. Это замечают и протестантские авторы: «Предание по отношению к Библии не есть некий посторонний элемент, без которого она осталась бы неполной. Речь идет о том, что Библию нужно вновь ставить - или, вернее, поддерживать, - в её присущей атмосфере, в ее жизненной среде, в ее первоначальном освящении. Это Библия и ничего кроме Библии, но это Библия вся целиком, не в букве своей только, но и в Духе, Авторе, непрестанно оживляющем ее чтение. Где, в самом деле, - спрашивал святой Августин, - найти дух Христов, если не в теле Христовом?» Буйе Л. О Библии и Евангелии. Брюссель. 1988. - С.18..

Итак, без Предания Писание мертво. Писание не способно исчерпать жизнь души в Боге. Провозглашенный символическими книгами лютеранства принцип непосредственного просвещения через Священное Писание - не только смещение акцента на другой тип богообщения через воспоминание, а настоящее обеднение богообщения, полноценной жизни верующего человека в Боге, лишение верующего приобщения к тайне будущего века. Учение согласуется с Евхаристией, она является критерием Предания. Не случайно многие протестанты отвергают действительность Евхаристии, для них она лишь воспоминание о Христе, благочестивый обычай.

Сердца святых Божиих были исписаны Духом Святым, Закон Божий был написан в их сердце, а не на «каменных скрижалях» (2Кор3.3). Например, св. Мария Египетская, по свидетельству старца Зосимы, знала Священное Писание и цитировала его дословно, никогда не читав его. Житие прп. Марии Египетской//Жития святых свт. Димитрия Ростовского. Апрель. М., 1997. - С.18.

Понимая Предание лишь в онтологическом смысле, как благодатное богообщение верующих, как действие Святого Духа, живущего в Церкви, как дар Христа Самого Себя каждому христианину, можно принять слова Св. Иоанна Златоуста: «есть Предание, и более не ищи ничего».

Таким образом, Писание принадлежит только Церкви, является одной из форм ее Предания. С 1-х веков христианства его апологеты в полемике с ересями указывали на первичность Церкви по отношению к Евангелию. Тертуллиан, например, доказывает эту мысль так: «Хотят по новому толковать Евангелие -, что ж пусть докажут, что они - новые апостолы, пусть возвестят, что Христос снова сошел, что снова распят, снова умер, снова воскрес… Впрочем, если какие-нибудь ереси осмелятся отнести себя ко времени апостольскому, дабы выдать себя тем самым за апостольское Предание, то мы можем ответить: но тогда пусть покажут основание своих церквей, раскроют чреду своих епископов, идущую от начала через преемство, и так, чтобы первый имел наставником и предшественником своим кого-либо из апостолов… Итак, если верно, что Правило Веры Церковь получила от апостолов, апостолы от Христа, а Христос от Бога, то сохраняется смысл нашего утверждения, которое гласит, что еретиков не должно допускать к прениям о Писании, ибо мы и без Писания свободно доказываем, что они не имеют отношения к Писанию». Поэтому люди, отвергшиеся Предания, как основы церковности, лишают себя права апеллировать к Евангелию, коль скоро Библия - книга Церкви.

«Если предположить, - пишет архимандрит Софроний (Сахаров), - что по тем или иным причинам Церковь лишается всех своих книг, то Предание восстановит Писание, пусть не дословно, пусть иным языком, но по существу своему, и это новое Писание будет выражением той же веры, единожды преданной святым (Иуд1,3), выявлением всего того же Единого Духа, неизменно действующего в Церкви, являющегося ее основой, ее сущностью. Но если бы Церковь лишилась своего Предания, то она перестала бы быть тем, что есть, ибо служение Нового Завета есть служение Духа, написанное не чернилами, но Духом Бога живого, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца (2Кор3,3)».

Из вышесказанного можно сделать вывод, что выдвинутый протестантами крайний тезис «sola Scriptura» - это лишь искусственная абсолютизация Писания, предпринятая в полемике с католическими злоупотреблениями и искажениями Священного Предания . Православная Церковь, вполне соглашаясь с недопустимостью искажения Предания греховными преданиями человеческими, которые имели место на Западе, однако не может согласиться с искусственной абсолютизацией Писания, ибо этим прямо отвергается авторитетность всех истинных выражений Предания.

Делись добром ;)