Чань-буддизм и его влияние на развитие национальной китайской культуры

курсовая работа

3. Чань-буддизм и чаньская культура психической деятельности

История всего Китая напрямую связана с Чань - буддизмом, который частично вобрал в себя философию Дао и сильно отличается от ортодоксального буддизма, став наряду с самим Дао одним из символов Китая (на штандарте китайских императоров изображался Золотой Дракон и Синий Феникс, представлявших собой Буддизм и Даосизм).

Основателем Чань-буддизма считается Бодхидхарма (Дамо) - двадцать восьмой буддийский патриарх, пришедший по преданию в Шаолинь и разработавший первый базовый комплекс самозащиты.

Разработка универсальной системы самообороны, вероятно, никогда не рассматривалась Бодхидхармой в качестве основной задачи. В отличие от целого сонма учеников и последователей, он преподавал борьбу и кулачный бой лишь как комплиментарную дисциплину в общем курсе философских наук.

Бодхидхарма полагал, что "постигнуть учение Будды можно лишь после длительных и тяжелых испытаний для тела и духа" Васильев Л.С. История религий Востока (религиозно-культурные традиции и общество). - М.: Высшая школа, 1983.. Предание повествует, что, не довольствуясь устными наставлениями, патриарх 9 лет просидел в полной неподвижности в горном гроте близ монастыря, предаваясь медитации.

В отличие от классического буддизма, развивавшегося во всех странах Востока как религия сострадания и всеспасения, учение Чань, возникшее из сплава различных культурных традиций и призывавшее к укреплению тела и духа, отвечала самым сокровенным чаяниям средневекового воина. Отдавая предпочтение интуиции перед интеллектом и волевым качествам человека перед способностью к строгому рациональному мышлению, Чань требовал твердости духа, решительности, беззаветной целеустремленности. Именно поэтому и Бодхидхарма начал проповедь Чань в монашеской общине Шаолиня не с одного лишь "созерцания стены" Абаев Н.В., Нестеркин С.П. Некоторые психологические аспекты влияния чань-буддизма на человека как личность и субъект деятельности. М., 1980, с.112, а с преподавания ушу. К тому же существовали веские причины, побуждавшие монахов овладевать искусством самозащиты.

Во времена Бодхидхармы дороги Востока кишели странствующими монахами, которые жили исключительно на подаяние и собирали подчас (для себя и для своего храма) немалые суммы денег. Разбойники, вооруженные мечом, топором или кинжалом, а те, что победнее, - обыкновенной дубиной, нападали на одиноких путников, грабили, а при малейшем сопротивлении убивали. Если купеческие караваны обычно хорошо охранялись, то монахам надеяться было не на что. Разбойники вообще предпочитали иметь дело с безобидными бритоголовыми пастырями, нежели со строптивыми мирянами, среди которых мог случайно оказаться какой-нибудь знаменитый фехтовальщик или мастер рукопашного боя.

Со временем, однако, положение резко изменилось, рыцари большой дороги готовы были скорей сразиться с отрядом солдат, чем встретиться с одним из питомцев Шаолиня.

Духовное учение, проповедуемое Бодхидхармой, выражалось кратким требованием: два вхождения и четыре действия. Два вхождения - это достижение просветления путём духовного внутреннего развития и созерцания (духовное вхождение) и путём совершения практических действий (вхождение через действие). Таким образом, постулировалась неразрывная связь внешнего и внутреннего, формы и глубинного образа, физического и психического, явления и его символа. Духовное вступление в состояние просветления сознания, которое не могут затронуть и загрязнить мирские дела, в основном базировалось на сидячей медитации, традиционно выполняемой лицом к стене, как это делал Бодхидхарма. Как говорили чань-буддисты, "нынешнее состояние человека ложно, истинно лишь возвращение к собственной природе" Абаев Н.В., Нестеркин С.П. Некоторые психологические аспекты влияния чань-буддизма на человека как личность и субъект деятельности. М., 1980, с. 108.

В соответствии с данным учением, самым главным занятием для адептов внутренних стилей боевых искусств стала являться внутренняя работа над собой. Она ведёт к достижению "пустого сердца" Абаев Н.В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. Новосибирск, 1983, с.65, то есть такого состояния духа, которое свободно от всего житейского, заполняющего обычно человеческое сознание. Это не отрицание реальной жизни. Отвергается только отождествление жизненно важного (основ бытия) с житейской суетой, высших проявлений духа с повседневной мелочёвкой. Разум человека вечно пребывает в суете мирских дел, мечется в условностях и границах, им же самим и определённых, не понимая порой их противоестественности. Нужно лишь немногое - узреть за обыденностью и монотонностью жизни Великий Символ, познав глубину всех внешних форм, преодолеть её. Тогда все вещи воспринимаются в единстве, а человек преодолевает ту невидимо тонкую, но чрезвычайно плотную завесу, мешающую ему слиться с природной естественностью и обрести "спонтанность самопроявлений духа" Абаев Н.В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. Новосибирск, 1983, с.66-68.

Освобождение от повседневной суеты, от всего, чем вдохновляется большинство людей, ведёт к тому, что "Чань" называет "великой пустотой" - к абсолютной духовной свободе. А эта свобода даёт возможность познать истинную сущность и смысл человеческой жизни, скрытые обычно иллюзиями мышления. Интеллектуально "великая пустота" оказывается новым видением мира; эмоционально - успокоением духа, его безмятежностью, в волевом отношении независимостью от окружающих людей и обстоятельств.

Иными словами, адекватное постижение глубинной сути боевых искусств (того, что скрывается за техникой) требует изучения идей Будды и перестройки психических структур личности методами "Чань" в соответствии с этими идеями. Речь идёт о "четырёх благородных истинах", открытых Буддой две с половиной тысячи лет назад. Первая истина гласит: "Существует страдание, которое носит всеобщий характер". Вторая уточняет: "Причина страданий людей - в их желаниях". Иными словами, под страданием Будда понимал стресс, психическое напряжение, в основе которого лежит чувство страха, неразрывно связанного с надеждой (ведь стресс это не то, что происходит с человеком, а то, как он реагирует на происходящее. Человек, утративший всякую надежду, вместе с ней теряет и страх). Страдания (сплав страхов и надежд) проистекают из различных "хотений", которыми всегда и везде охвачен человек. Желать чего-то, малого или большого - не имеет значения, стремиться к получению желаемого, бояться, что не получишь его либо потеряешь, и надеяться в то же время на благополучный исход - это и есть постоянное волнение, беспокойство, напряжение, то есть страдание.

Третья истина Будды утверждает: "Освобождение от страданий заключается в уничтожении желаний". Четвёртая конкретизирует: "Путь к освобождению от страданий - это восьмеричный "серединный путь", равно избегающий крайностей аскетизма и чувственных удовольствий" Абаев Н.В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. Новосибирск, 1983, с.66-74. Он складывается из правильного понимания, правильного размышления, правильных высказываний, правильных поступков, правильного образа жизни, правильных усилий, правильных стремлений и, наконец, правильного сосредоточения духа - созерцания. Старое восточное стихотворение говорит об этом пути так:

Человек подвержен рождению,

Старости, болезни и смерти.

Поэтому он не свободен. Эти

Четыре погонщика палками определяют

Его путь.

Если ты молишься,

Или совершаешь обряды,

Чтобы освободиться -

Ты глупец.

Хочешь погрузиться в Нирвану?

Тогда созерцай

Глубины своего духа...

Жизнь человека - как молния.

Мелькнула - и нет её.

Самые зелёные деревья

Тоже когда-то засохнут.

Если достигнешь просветления созерцанием,

Навсегда станешь спокойным.

Ты поймёшь, что вечное и преходящее,

Расцветающее и увядающее,

Хорошее и плохое -

Всего лишь иллюзии твоего сознания... Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М., 1972

китайский буддизм нравственный психологический

В отличие от европейских мыслителей, на разные лады призывавших изменять окружающие условия для того, чтобы стать счастливыми, Будда отрицал зависимость состояния духа от состояния внешнего мира. Он считал, что надо изменять не мир, а себя. Все мы знаем, что "богатые тоже плачут", что можно иметь полный набор материальных благ, и всё равно страдать. А ведь секрет счастья очень прост: надо научиться правильно понимать жизнь, правильно ощущать её ритм, строить своё поведение в соответствии с этим ритмом, ежедневно погружаться в бездонные глубины своего подсознания. Иными словами, Будда призывал людей быть счастливыми "здесь и сейчас", а не "потом", в результате каких-то внешних событий.

Вхождение через действие, предписанное первоучителем, предусматривает четыре вида поступков - воздаяние за зло, отсутствие мирских стремлений, служение дхарме (то есть буддийскому учению), следование судьбе. Последний вид поступков позволяет исчерпать жизнь во всей её полноте, так как человек не мечется в поисках выхода из собственного предопределения, но рассматривает свою жизнь как реализацию универсального пути и закона всех вещей - дао.

На уровне практических действий, позволяющих достигать устойчивых изменений психических состояний личности, в буддизме возник ряд направлений. "Чань" является одним из них. Его практика включает в себя медитацию, работу с энергией, воздействие на внутренние органы тела и происходящие в нём физиологические процессы. В совокупности, эти три группы методов называются "внутренней работой" Левкович В.П. Обычай и ритуал как способы социальной регуляции поведения. М., 1976, с.104.

Задача медитативных методов в том, чтобы посредством направления ума, чувств и воли на внешние или внутренние объекты отрабатывать вход, пребывание и выход по отношению к определённым пространственно-временным ситуациям, как реальным, так и воображаемым. При этом первой ступенью медитации (созерцания) является выполнение упражнений (или действий), связанных с концентрацией внимания на дыхании, движении, работе сердца, удержания равновесия, циркуляции энергии, каком-либо предмете или его отдельном качестве. Уже на данной ступени адепт начинает "слышать" слабые сигналы, исходящие из внешнего и внутреннего мира. Таким образом, ключевым постулатом духовного вхождения стало успокоение духа и очищение сознания путём регуляции собственного дыхания.

Вторая ступень позволяет человеку обретать состояние "не-ум", благодаря чему он как бы растворяет своё "Я" в природных стихиях. Утратив ощущение собственной личности, он воспринимает себя частицей великого целого - всего Бытия. Его сознание полностью освобождается от всякого беспокойства, и он реализует принцип "единого тела", т.е. начинает ощущать "голоса", идущие изнутри окружающих его существ: людей, животных, растений. Именно поэтому мастер боевых искусств не просто чувствует любое движение противника, но и заранее предвосхищает все его замыслы. Ведь он связан с ним этим "единым телом"!

Дыхательно-энергетические упражнения направлены на овладение жизненной энергией "ци" и развитие внутренней силы. Эта группа методов даёт возможность научиться проводить "ци" по трём серединным и двенадцати парным каналам, накапливать её в особом центре, находящемся внутри живота. Умеющий управлять "ци" может в нужный момент как бы выбрасывать её в противника через ударную конечность, или защищаться ею от его ударов. Работа с энергией позволяет резко усиливать собственные боевые возможности, повышает способность переносить любые экстремальные воздействия без ущерба для здоровья, а также способствует достижению безмятежности духа.

Система воздействия на внутренние органы тела и происходящие в нём физиологические процессы включает в себя позы, близкие позам индийской йоги, воздействие на биологически активные точки тела приёмами самомассажа, оригинальные дыхательные упражнения для глубинной вентиляции. В ней сочетаются статические и динамические упражнения. Однако и те и другие всего лишь оболочка, скрывающая главное - работу с энергией, концентрацию внимания, самовнушение. Именно через "внутреннюю работу" происходит изменение состояния психики, обретающее устойчивый характер. В буддийских терминах такой переход называется "из сансары в нирвану".

Чань-буддисты, как и даосы, считают первоосновой мира Великую Пустоту, Небытие, Иллюзию. Видимый мир всегда в движении; невидимый, истинный мир - всегда в покое. Все в мире состоит из дхарм, нематериальных, невидимых элементов, вступающих в мгновенные комбинации, - неиссякаемых и непознаваемых. Поток дхарм формирует личность человека и реализует закон кармы, согласно которому бесконечная череда перерождений живого существа обусловлена его деяниями в предшествующих рождениях.

Осознавая иллюзорный мир как "тело Будды", человек должен постигнуть истинно-сущее не за пределами земного бытия, а в самой окружающей действительности, выявить "сущность Будды" в цветке, в травинке, в луне и звездах, в призыве оленя и в рыке тигра, а главное - в себе самом. Именно самопознание стало стержнем монашеской практики в буддизме.

Идея "пустоты просветленного сердца (духа)" служит стержнем как даосского, так и буддийского учения о познании. Лаоцзы в своем трактате о Дао и его проявлении Дэ называет возвращение в Пустоту идеалом человеческого познания. Ему вторит Чжуанцзы, утверждая, что "покой есть просветленность, просветленность есть пустота, пустота есть недеяние" Абаев Н.В., Нестеркин С.П. Некоторые психологические аспекты влияния чань-буддизма на человека как личность и субъект деятельности. М., 1980, с. 176-180.

Чань - это тренировка тела и духа во имя постижения высших истин. Лишенный поддержки и покровительства божественного провидения, человек в изменчивом мире должен полагаться лишь на собственные силы, знания и опыт. Совершенствование тела и предельное развитие физических способностей при занятиях ушу должно способствовать духовному очищению, ясности мысли, воспитанию гуманности, бесстрашия и решительности.

Конечная цель практики Чань, как и в других мистических учениях Востока и Запада, определяется постижением самого себя и слиянием с Абсолютом. Однако если в ортодоксальном буддизме праведник, постигший высшую истину, разрывает цепь земных перерождений и входит в нирвану, в обитель невыразимого блаженства, то Чань призывает к другому.

Достигнув посредством медитации или под действием внешнего стимула внезапного интуитивного Прозрения, человек не выпадает из реальной жизни, но лишь приобретает иное видение реальности, на высшем уровне. Осознав свое место в мире, постигнув единство всего сущего, относительность добра и зла, человек обретает душевное равновесие и покой, поколебать который не в силах никакие бури и грозы.

Предпосылкой к верному пониманию и ощущению мира служит очищение духа-разума (синь) от поверхностного жизненного опыта, плодов работы интеллекта и построений формальной логики. На передний план здесь выступает интуитивное познание. В таком состоянии дух-разум, освобожденный от парализующих его привычных клише и предрассудков мышления, становится предельно восприимчив. Человек, соответственно, способен дать адекватную мгновенную реакцию на любую неожиданность,- например, на внезапное нападение. Именно эта особенность психотренинга Чань и по сей день привлекает к нему мастеров воинских искусств.

Чань-буддизм выработал принципы естественной саморегуляции, позволяющие человеку спонтанно выбрать оптимальный вариант действия, будь то в стремительном поединке или банальной жизненной коллизии. Чаньский психофизический тренинг направлен на стопроцентную мобилизацию возможностей человеческого мозга, на резкое обострение всех пяти чувств, на улучшение таких психических процессов, как память, образные представления, мышление. Как и в даосизме, который вошел органической составной частью в культуру Чань, целью всей чаньской практики является пробуждение естественного начала в человеке, снятие многочисленных психических стопоров, привнесенных цивилизацией. Отсюда, кстати, и многочисленные анекдоты о буйстве и хулиганском поведении "просветленных" и понятие "чаньская болезнь", характеризующие психические сдвиги подвижников.

Психофизический тренинг был единственным реальным путем к осуществлению конкретных задач человеческой деятельности, на которую проецировалась чаньская философия жизни и которая, безусловно, требовала силы воли, твердости характера, способности принимать правильные решения.

Искусство мобилизации воли и жизненной энергии, разработанное даосами и чаньскими патриархами, стало незаменимым подспорьем для мастеров ушу. Состояние концентрации всех сил на единой цели достигается в ушу, во-первых, при помощи медитации пассивной и активной, во-вторых, за счет наработки культуры движения и закрепления четких двигательных рефлексов путем многолетней тренировки, в-третьих, за счет умения контролировать и направлять поток жизненной энергии ци.

Основные фазы концентрации - в данном случае чаньской - сводятся к следующему: расслабление, перемещение центра тяжести в Средоточие (дань-тянь), глубокое дыхание, создание психической "установки" на данное действие и предварительное его проигрывание на образно-чувственном уровне с подключением всех психофизиологических механизмов. В состоянии временного и, что очень важно, управляемого транса происходит изменение визуального восприятия предметов, изменение в ощущении пространства, времени, веса и массы, появляется анальгезия - полная нечувствительность к боли. В момент решающего удара происходит также выплеск энергии (ци) - иногда с выкриком.

Поскольку практика психической саморегуляции с целью самосовершенствования занимала центральное место в Чань буддизме, воинские искусства рассматривались прежде всего как средство подобной саморегуляции, а не как способ наиболее эффективного проявления агрессивности Абаев Н.В., Нестеркин С.П. Некоторые психологические аспекты влияния чань-буддизма на человека как личность и субъект деятельности. М., 1980,.

Делись добром ;)