Деятельность епископа Гавриила в Омской епархии

курсовая работа

2.1 Общая характеристика писательской деятельности епископа Гавриила

Творческим итогом пяти "омских" лет и авторским вкладом в омское книгоиздание стал выход второго тома "Собрания слов, речей и других статей" 1910 г.. Первый том был собран и издан за 10 лет до этого, в 1900 г., в Великом Устюге.

Выборка из СК (Новосибирск, 2004) показала, что в период с 1900 по 1910 гг. еще в 14 изданиях, подготовленных сибирскими епархиями, собраны подобные жанровые формы церковного красноречия.

Среди них по объему и глубине содержания выделяются две книги Макария (Невского), епископа Томского, -- "Слова, беседы, речи, поучения и воззвания" (Томск, 1904), "Полное собрание проповеднических трудов: 1884-1910 гг.: Поучений, слов, бесед, посланий, воззваний и наставлений" (Томск, 1910).

Слова и речи -- традиционные формы церковного красноречия, "выросшие" из церковной проповеди, церковного наставления, следующего в храме за литургией. Проповедь как наименее ритуализированный этап литургии, ее завершающий, сочетает в себе наставления, поучения, или, по определению самого Голосова, "дружеские разговоры, простые и безыскусственные".

Между первым и вторым томом "Слов, речей…" -- десять лет, из которых половина была отдана преосвященным Гавриилом служению в Омске. Первый том (458 страниц) включает в себя сорок четыре слова, шесть речей, одну беседу, краткую биографию автора. Кроме того, в книгу включены повествования от третьего лица, где описываются посещения преосвященным Гавриилом определенных мест (Желтикова монастыря, храмов в деревнях, сел епархии). Повествования напоминают по жанру рассказы, в которых открывается мир жителей Великого Устюга, образ самого епископа: "На другой день, при проезде Его Преосвященства через приходскую деревню Федоровку, жители вышли на улицу приветствовать высокого путешественника… Тем временем толпа крестьянских мальчиков забежала вперед и в конце деревни отворила ворота и стала на колени. Владыка вновь остановился, отечески ласково благословил грамотных мальчиков книжками, а неграмотных крестиками".

Автор "Краткого очерка жизни и деятельности преосвященного Гавриила, епископа Омского и Семипалатинского" (1911) цитирует две рецензии 1901 г.: председателя Учебного комитета при Святейшем Синоде, протоиерея Петра Алексеевича Смирнова и архимандрита Иннокентия (опубликованы в "Тверских епархиальных ведомостях" за 1901 г.).

Так, архимандрит Иннокентий обращал внимание на отличие слов Гавриила "от многочисленных современных проповедей своим библейским тоном и обилием как библейских, так и свято-отеческих цитат, что придает им безусловную серьезность и основательность". Он полагает, что изложение епископа Гавриила характеризуется целесообразным употреблением пастырско-педагогических приемов на душу слушателей или читателей.

Омский том проповедей епископа Гавриила издан в типографии Акмолинского областного правления. Он меньше по объему на треть (261 стр.), но разделов почти столько же -- 61. Первоначально все слова и речи епископа Гавриила были опубликованы в "Омских епархиальных ведомостях", причем хронология в журнале и книге совпадает.

В нем представлены знакомые по первому тому жанры церковного красноречия: 37 слов, 21 речь, 1 беседа, 2 поучения.

Все тексты используют характерный для жанров прием прямого обращение от первого лица. Автор словно "переводит" форму устной речи в письменную, при этом сохраняя в выборе языковых средств специфику первой: неоднократно использует обращение "слушатели"; причем себя епископ Гавриил не причисляет к ним же ("мы знаем"; "мы слышим"). Таким образом, создается единое пространство аудитории, воспринимающей истину, к которой размышлениями, движением мысли-слова подводит автор.

Как и в первом томе, речи в первую очередь связаны с конкретными событиями в жизни Омской епархии, к примеру, открытие педагогических курсов для учителей и учительниц церковно-приходских школ, Епархиального женского училища. В последней автор гармонично сочетает нейтральную и церковно-славянскую лексику, открывает своеобразный канон обучающегося: "Вам же, юные воспитанницы, советую облещись во оружие послушания, которая составляет главную добродетель обучающегося".

Слова приурочены к событиям церковного календаря. Например, "Слово в неделю по Богоявлении", "Слово в день Успения Божией Матери", "Слово на день рождения Иоанна Предтечи, крестителя Господня", "Слово в среду 1-й недели Великого поста". Двунадесятым праздникам адресовано 7: "День Рождества Пресвятой Богородицы", "Неделя по Богоявлению", "День Благовещения Пресвятой Богородицы и в среду Страстной седьмицы", "День Преображения Господня", "День Успения Божьей Матери", "День Благовещения Пресвятой Богородицы", "День Воздвижения Креста Господня"; великим -- 2: "День рождения Иоанна Предтечи, Крестителя Господня", "День усекновения главы Иоанна Крестителя". Отдельно в книге епископа Гавриила выделены 8-я, 24-я, 30-я, 36-я недели Пятидесятницы. Особое место занимают слова и поучения в разные недели Великого поста: "Неделя Мясопустная", "В среду 1-й недели Великого Поста", "Во 2-ю неделю великого Поста", "В 4-ую неделю Великого поста", "На Пасху 6-й недели Великого Поста": в них автор объясняет суть "подвига поста" телесного и духовного, составляющие его атрибута (молитва, покаяние, "обуздание плотских страстей"). Из всей 61 составляющей книги 9 слов и 20 речей посвящены событиям местной епархиальной жизни. Последние имеют конкретного адресата: автор использует риторический прием -- формулу личного обращения, которая позволяет установить контакт со слушателем и читателем: "Богодарованная моя паства…", "Юные воспитанницы…", слово же обращено ко всем. Проповедник часто использует такой риторический прием, как оценочно-взволнованное обращение к конкретной аудитории: "Братия…", "Сомолитвенники мои…". Проповедь наполнена риторическими вопросами ("Что происходит сегодня, что мы видим ныне?"), способствующими включению слушателя и читателя в диалог. Вопросы могут носить вопросительно-утвердительный характер: "В самом деле, кто из нас, имеющий даже счастье, возможное на земле, как-то: семью, друзей, свой угол, кусок хлеба, кто из этих счастливцев них может быть уверен в том, что он будет иметь это завтра? Кто из них может быть спокоен за себя и своих близких?".

В словах часто приводятся цитаты из Библии, их вневременное значение осмысляется в контексте современной автору эпохи, эпохи противоречий, лишений: "Мы никому ни в чем не полагали претыкания, дабы не порицали служения, но во всем являемся, как служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах" (2 Кор. 6, 3-4).

Епископ Гавриил открывается читателю не только как духовный писатель, но и как политик, который критически оценивает многопартийную систему, проведение государственных реформ. Он стоит за монархическую власть и Святую Церковь. В книгу помещена речь епископа Гавриила при открытии отдела Союза русского народа в городе Омске, территориальным председателем которого он являлся.

Голосов по своему мировоззрению -- убежденный монархист, выступающий за сохранение истинной русской народности под эгидой императора. Читатель вступает в общение с человеком политически грамотным, постоянно расширяющим свои знания о меняющейся исторической ситуации в стране, об этом свидетельствуют неоднократно приводимые цитаты из местных и столичных газет и журналов: "Степь", "Руководство для сельских пастырей", "Московские ведомости" и т.д.

Некоторые из названных изданий, в свою очередь, оперативно и заинтересованно отреагировали на выход омского тома "Слов, речей и других статей Преосвященного Гавриила, епископа Омского и Семипалатинского". Так, в "Омских епархиальных ведомостях" за 1910 г. в разделе "Библиографическая заметка" был напечатан отклик анонимного "Читателя-богослова" на книгу Гавриила Голосова.

В заслугу автору анонимный рецензент ставит умелое сопряжение сюжетов и мотивов Святого Писания и церковных песнопений с реалиями нравственно-религиозной жизни современников с оценкой последней. Автору отзыва импонирует стиль речи: простая, "чуждая искусственности и иностранщины, убедительная речь", читатель приветствует обсуждение полемичных вопросов политической жизни. Более всего привлекает рецензента многоликость автора: он проповедник, просветитель, литератор.

Продолжая мысль одного из первых рецензентов, можно отметить литературное мастерство епископа Гавриила: на протяжении всего повествования он поддерживает незримый диалог с читателем, это позволяет сделать использование вводных конструкций с разными значениями, эмоционально-оценочной лексики, вопросительных предложений, антитез, "заставляющих" читателя вместе с автором оценивать противоречия современного мира. Порой полемическая однозначность автора "Собрания слов и речей…" мешает его речевой гибкости (в частности, в национальном вопросе). Епископ Гавриил максимально сближает программу "Союза русского народа" и нравственные задачи священнослужителя, поэтому в отдельных местах его монолог носит откровенно агитационный характер, в частности в "Речи при начале второй годовщины Союза Русского народа", произнесенной в Братском храме.

Примечательно, что иногда проповедник выдержкой из Святого Писания начинает слово, а затем разворачивает цитату тематически и композиционно, обращаясь к современности. Так построено "Слово на 36 неделю по Пятидесятнице", открывающееся наставлением апостола Павла. Вневременное значение приводимых цитат оценивается в контексте современной автору эпохи, эпохи противоречий, лишений, таким образом, Библия осмысляется проповедником как книга, которая есть "жизнь" и "источник культурной жизни в настоящем и через настоящее в прошедшем и будущем".

Сборник "Слов, речей…" открывается и завершается речами: "Речь при вступлении на Омскую кафедру" и "Речь пред началом собеседований, произнесенная в Кафедральном Соборе" -- в них автор излагает свое представление о текущем моменте, о том, что задача священнослужителя состоит не только в религиозном, но и в нравственном просвещении.

Анализ содержания книги позволяет сделать вывод о "церковной географии" Омской епархии: о количестве приходов -- в "Собрании слов и речей…" Гавриила их обозначено 14, о городах, входящих в состав Омской епархии; о системе духовного образования на территории Омска -- в книге обозначены такие заведения, как Омское Епархиальное женское училище, церковно-приходские школы, кроме того, просветительская работа велась и в рамках религиозно-нравственных чтений в Соборном храме города Омска.

Таким образом, "Собрание слов, речей и других статей преосвященного Гавриила…" знакомит читателя не только с миром православного слова, но и с культурной, общественной жизнью сибиряков начала в.

Делись добром ;)