Верования в Китае

курсовая работа

I. КОНФУЦИАНСТВО

История Китая на протяжении более чем двух тысяч лет вплоть до середины XX в. была на редкость богата самыми различными потрясениями. Могущественные империи Китая неоднократно распадались из-за междоусобных войн, поглощались чужеземными завоевателями или сметались победоносными крестьянскими восстаниями, возносившими на трон «крестьянских императоров». И тем не менее каждый раз достаточно быстро в стране восстанавливалась все та же специфическая государственная структура, сложившаяся в Китае окончательно при династии Хань, пришедшей к власти в конце III в. до н.э., вместе с присущей ей духовной культурой, регламентировавшей все стороны жизни китайцев и служившей основным рычагом воздействия правящих классов на народные массы. Главной составной частью этой культуры была конфуцианская религия.

Конфуцианство - одна из самых древних сохранившихся до нашего времени религий - на протяжении многих веков играла огромную роль в истории Китая, а также прилегающих к нему стран, в частности Кореи и Вьетнама. Влияние ее (прямое или косвенное) на некоторую часть населения этих государств не изжито до конца и в наше время.

Западные ученые часто утверждают, что конфуцианство было не религией, а просто моральным учением. Действительно, многими чертами - отсутствием верховного, антропоморфного бога, отсутствием специального сословия священников - конфуцианство не похоже на другие религии.

И тем не менее конфуцианство - религия. Ее специфические черты вызваны тем, что она входила в качестве важнейшего элемента в надстройку над базисом Древнего (и средневекового) Китая, который значительно отличался от базиса древних обществ Европы и Ближнего Востока. Китай был огромной страной, в древности почти полностью изолированной географическими барьерами от других регионов. Как экономически самодовлеющий регион, Китай уже в глубокой древности имел тенденцию к объединению в одно политическое целое. После объединения Китая под властью одного императора и уничтожения восходящей к родоплеменному строю знати государственный аппарат оказался лицом к лицу с многомиллионной армией крестьян, эксплуатация которых происходила путем сбора ренты - налога.

Подобные предельно упрощенные экономические отношения не могли бы долго существовать, если бы они не были замаскированы иллюзорными представлениями и том, что чиновники являются не захребетниками, а отцами народа, которые заботливо пекутся о его благе. Такую иллюзию в докапиталистических обществах может давать только религия. И поэтому каждый чиновник в Китае был не только администратором, но и своего рода жрецом, выполнявшим «благодетельные для народа обряды». И наиболее подходящей религией для системы такого рода в Китае оказалось именно конфуцианство.

Система конфуцианских ценностей, впитывавшаяся китайцами, как говорится, с молоком матери, оказывала немалое влияние на стабильность социального устройства старого Китая. Но, прежде чем эта духовная система окончательно сложилась и была принята на вооружение правящими классами Китая, прошло три века, на протяжении которых в ожесточенной идеологической борьбе сталкивались точки зрения десятков мыслителей, каждый из которых предлагал свой рецепт наилучшего устройства материальной и духовной жизни общества.

Кризис древней религии в Китае был в самом разгаре, когда здесь начал свою проповедь Конфуций. Он родился в 551 г. до н.э. на востоке Китая, в царстве Лу, в семье представителя обедневшей боковой ветви местного аристократического рода. Он рано остался сиротой и должен был пробиваться в жизни собственными силами. В молодости Конфуций занимал незначительную чиновничью должность хранителя амбаров и, будучи чиновником без богатства и связей, не мог рассчитывать на сколько-нибудь заметную карьеру. Окружавшая его действительность производила на него самое отталкивающее впечатление, и он все свое свободное время посвящал изучению китайской древности, бывшей, по его мнению «золотым веком», когда в стране царил идиллический порядок и все (и верхи и низы) были вполне довольны своим положением. Уже в 30 лет Конфуций создал свою школу, в которой стал проповедовать «возврат к древности».

Идеальные нормы человеческого общежития, за восстановление и вечное сохранение которых следует неустанно бороться, были, по мнению Конфуция, выработаны взору правления мифических императоров Яо, Шуня и Юя, а также в начале правления династии Чжоу, когда у власти стояла наследственная аристократия, четко отделенная от «простого народа».

Самая краткая формулировка учения, созданного Конфуцием, содержится в его ответе Цзин-гуну (царю государства Ци) на его вопрос, как управлять государством, Конфуций сказал: «Государь должен быть государем, сановник - сановником, отец - отцом, сын - сыном».

В центре социальной утопии, созданной Конфуцием, стоял идеальный руководитель - цзюнь цзы (благородный муж). Цзюнь цзы в представлении Конфуция был человеком, воспитавшим в себе основное, необходимое для руководителя качество - жэнь. Этот многозначный термин наиболее точно переводится на русский язык словом «человеколюбие». В своих поучениях, сосредоточенных в небольшой книге «Лунь-юй» («Суждения и беседы»), Конфуций 109 раз прибегает к этому термину, всесторонне его растолковывая. Так, в 17-й главе «Лунь-юй» на вопрос ученика Цзы-чжана, что такое жэнь, Конфуцмй ответил: «Тот, кто способен проявлять в Поднебесной пять [качеств], является человеколюбивым». [Цзы-чжан] спросил о них. [Кун-цзы] ответил: «Почтительность, обходительность, правдивость, сметливость, доброта. Если человек почтителен, то его не презирают. Если человек обходителен, то его поддерживают. Если человек правдив, то ему доверяют. Если человек сметлив, он добивается успехов. Если человек добр, он может использовать других».

В другой раз на вопрос «Что такое жэнь?» Конфуций ответил: «Не делай человеку того, чего не желаешь себе». И тогда исчезнет ненависть в государстве, исчезнет ненависть в семье». О том, как справедливый руководитель должен обращаться с народом, говорится в 20-й главе «Лунь-юй»: «Учитель сказал: «Цзюнь цзы… должен уметь так использовать труд [народа], чтобы он не гневался [на вышестоящих]».

Народ способен только слепо подражать «лучшим» и в качестве примера для подражания Конфуций выбрал простейшую ячейку общества - семью. Для Китая этого времени была характерна большая семья, состоявшая из нескольких поколений родственников, проживавших совместно. В такой семье существовала четкая иерархия родителей и детей, старших и младших братьев. Понятия почитания родителей (сяо) и старших братьев (ди) заняли центральное место в учении Конфуция. Если все государство сверху донизу организовать как одну большую семью во главе с верховным отцом-государем, считал Конфуций, это будет вполне понятно простому народу и сведет на нет все классовые антагонизмы.

Поскольку основная часть поучений Конфуция касается чисто светских вещей, многие западные исследователи утверждали, что конфуцианство является не религией, а лишь моральным учением. Действительно, Конфуций на первый взгляд мало и неохотно говорил на религиозные темы. Но это отнюдь не значит, что он был равнодушен к проблемам религии. Напротив, он явно считал эти проблемы величественной тайной, непостижимой для смертных и поэтому не подлежащей обсуждению.

Не вникая в тонкости религиозной теории, Конфуций в то же время большое значение придавал религиозной практике. «Кун-цзы, - говорится в «Лунь-юй» - приносил жертвы предкам так, словно они были живые; приносил жертвы духам так, словно они были перед ним».

Согласно Конфуцию, полноценный благородный муж должен был не только обладать жэнь (человеколюбием), но и в совершенстве знать ли и юэ. Термин ли обычно переводится словом «правила», термин юэ - словом «музыка», но эти краткие определения нуждаются в расшифровке. Музыка здесь понимается не в современном, светском значении этого слова, а как совокупность ритуальной музыки и танцев, в которых каждая нота и жест имели глубокое символическое значение. Малейшее искажение их могло нанести непоправимый вред совершению культа. А так как в Древнем Китае не было жреческой касты как таковой и отправление культа входило в обязанности каждого чиновника, естественно, что цзюнь цзы - идеальный чиновник должен был в совершенстве знать музыку.

Ли включали в себя в широком смысле правила поведения на все случаи жизни. Как пишет советский китаевед Л.С.Васильев, «в любой момент жизни, на любой случай, в счастье или несчастье, в горе или радости, при рождении и смерти, назначении на службу или поступлении в школу - словом, всегда и везде существовали строго фиксированные и обязательные правила поведения». Впоследствии, уже при династии Хань (III в. до н.э. - III в. н.э.), ученики Конфуция свели все эти правила внешней учтивости и церемоний в единый свод «Лицзи». Правила (ли), как обруч, стягивали китайское общество, не позволяя никому (от рядового человека до императора) отступить ни на шаг от заданных норм. Центральной же частью ли был тщательно разработанный ритуал. Именно религия была, по мнению Конфуция, тем связующим звеном, которое соединяло все нормы поведения в обществе в единую стройную систему, а воля неба была высшей санкцией этих норм поведения, продиктованных якобы «совершенномудрыми» правителями древности, сумевшими угадать волю неба.

Сам Конфуций также считал себя проводником воли Неба, который открывает современникам забытые ими «вечные истины».

Таким образом, система упорядоченного общества, созданная Конфуцием, в конечном счете освящалась волей Неба. В своде правил ли Небо постулировало нормы поведения в идеальном обществе Конфуция. Но эти нормы были лишь исходным пунктом политической практики, конкретных решений, которые должен был принимать правитель и которые также должны были соответствовать воле Неба. Истолкователями воли Неба в этом случае, по мнению Конфуция, должны были быть именно цзюнь цзы - мудрые советники правителя, в задачу которых входило не только наставление народа, но и наставление царя. В дошедших до нас высказываниях Конфуция, которые пестрят требованиями покорности государю, он указывает только одно средство воздействия на монарха - увещевание. Это совпадает с общим принципом учения Конфуция - правление только ненасильственными методами.

Учение Конфуция уже при его жизни стало широко известно в Китае. По преданию, у него было три тысячи учеников, некоторые из их числа занимали видные государственные посты. Сам он на рубежеVI-V вв. до н.э. был приглашен на службу царем Лу и в течение нескольких лет даже был фактически руководителем этого царства. Но внедрить свою систему здесь ему не удалось. Порвав с царем Лу, он в течение более 13 лет странствовал по Китаю, предлагая свои услуги разным дворам, но нигде не нашел признания. Разочарованный, он вернулся в Лу, где вскоре после этого (в 479 г. до н.э.) умер в возрасте 73 лет.

Неудача Конфуция была предопределена не только утопическим характером его учения. (Он сам был вынужден на практике отказаться от ненасильственных методов консолидации классового государства и, будучи министром в Лу, казнил своего политического противника Шаочжэн Мао). Главной причиной неуспеха было то, что программа Конфуция не удовлетворяла вполне ни один из социальных слоев, боровшихся в это время за власть в китайском обществе.

Он оттолкнул от себя правителей тем, что хотел поставить их под контроль советников. Он оттолкнул от себя наследственную знать тем, что требовал назначить на должности не по признаку происхождения, как это обычно делалось до сих пор, а по признаку образованности и морального превосходства. Он оттолкнул от себя и «новых богачей» (разбогатевших крестьян, купцов, ремесленников), которые полагали, что их богатство дает им право на участие в управлении, потому что они для него оставались простолюдинами. А простолюдин («сяо жэнь» - «низкий человек», по мнению Конфуция, чтившего порядки древности, никогда не может быть уравнен с аристократом.

Единственный социальный слой, который мог бы извлечь некоторую выгоду из учения Конфуция, был тот, к которому принадлежал он сам, - обедневшие боковые ветви аристократических родов. Именно из них в VII-V вв. до н.э. рекрутировалось низовое чиновничество, именно обедневшие аристократы странствовали из царства в царство, предлагая свои услуги местным правителям и иногда достигая высоких постов. Но этот слой не имел перед собой будущего. Экономически маломощный, он не мог в одиночку бороться за власть в стране и был обречен на слияние с выходцами из простонародья, что и произошло в последующие века.

Примерно в V в. до н.э. появились первые трактаты еще одной философской школы - даосов, взгляды которой отвергали философские системы конфуцианцев.

Делись добром ;)